Новости отделения

23.06.2022

Лекция Б. А. Смирнов-Русецкий «Жизнь длиною в век» в детской районной библиотеке №11 «Остров сокровищ» г. Санкт-Петербург, Ленинский пр., д.97, к. 3)



23 июня 2022 г. В детской районной библиотеке №11 «Остров сокровищ» г. Санкт-Петербург, Ленинский пр., д.97, к. 3), в рамках цикла лекций «Идеи космизма в философии, науке, и искусстве», прошла шестая лекция Б. А. Смирнов-Русецкий «Жизнь длиною в век». Лекцию с видео-презентацией представила сотрудник Санкт-Петербургского отделения МЦР Л.И. Шестакова.

Борис Алексеевич Смирнов-Русецкий – художник удивительной судьбы. «Жизнь длинною в век», как говорил сам художник, с ранней юности и до последнего дня наполненная высоким творчеством, устремленностью, верностью друзьям.  Борис Алексеевич русский художник -космист, ученый - кандидат технических наук, писатель, общественный деятель, член группы художников-космистов «Амаравелла» («Берег бессмертия»). Он был человеком огромной культуры; прекрасно знал русскую, европейскую, вос­точную философию; увлекался наследием древних цивилизаций; очень любил русскую поэзию. Созву­чья своему мировоззрению художник находил и в восточной живописи, и в немецком романтиз­ме, и в современной космологии. Он был ценителем и знатоком серьезной музыки.

Смирнов-Русецкий писал в своём дневнике о главной встрече в жизни, это встреча с Н.К. Рерихом: «Значимость этой встречи так велика, что за прошедшие 60 лет я ещё не всё освоил, осознал и реализовал…. Это была встреча с подлинным Учителем в искусстве и в жизни».

Будущий художник, первенец в семье штабс-капитана Павловского полка Алексея Алексеевича Смирнова, родился в Санкт-Петербурге 21 января (по старому стилю 8 января) 1905 года накануне Кровавого воскресенья.  Отец художника происходил из многодетной дворянской семьи дипломата. Мать Бориса – Екатерина Антоновна Русецкая также происходила из дворянской семьи военного. Привитая с детства любовь к музыке сопровождала художника до последних дней его жизни и отразилась на всем его творчестве. Недаром и зрители, и критика всегда отмечали удивительную музыкальность образов природы Смирнова-Русецкого.

Впервые годы детства серьезным увлечением рисованием тогда не было. Но склонность к созерцанию, чувство гармонии и ясности в отношении к природе пробудились еще в ту далекую пору и никогда не покидали. 

Борис получил домашнее образование, а затем учился в Тенишевском реальном училище. В августе 1917 года семья переезжает в Москву, по месту работы отца.   Отец перевел Бориса в московскую немецкую гимназию Петерпаульшуле, где способный мальчик стал первым учеником.

В феврале 1919 года из Москвы семья выехали в пригород, в Кусково, недалеко от бывшего имения графа Шереметева. Красота окружающей природы  вызвала у Бориса непреодолимую тягу к рисованию. Первые уроки были получены в школьном кружке (позже Борис три года занимался в студии Рерберга и в 1926 года он поступил по рекомендации Н.К. Рериха в Высший художественно-технический институт).

Немаловажное значение в становлении художественных наклонностей и духовном развитии юноши имело окружение. В какой- то степени его пристрастиями руководил дядя Александр Павлович Иванов, который в то время работал заведующим отделом современной живописи в Русском музее, а тетя Евгения Алексеевна, художница – ученица Рериха. С жадностью вслушивался Борис в рассказы дяди о Врубеле, Рерихе, Бенуа, Чюрленисе, Кандинском, о современных течениях в живописи, литературе, поэзии.

В 1921 году после окончания школы Борис поступил на службу в Российское телеграфное агентство, и приходилось ежедневно ездить в Москву. Появилась возможность посещать художественные галереи, театры, читать книги о живописи и художниках. Сложилась оставшаяся неизменной привязанность к Рериху, Кандинскому и Чюрленису, с многочисленными работами которых, познакомил его дядя.

Осенью 1922 года, Борис поступил на вечернее отделение Московского инженерно-экономического института. В институте был весьма обширный круг молодежи, интересовавшейся искусством. «Как ни странно, вспоминает художник, учеба в инженерно-экономическом институте духовно дала мне больше, чем в дальнейшем художественный вуз». В 1926 году Борис оканчивает институт по специальности инженер-экономист.

Строй внутренней жизни художника, сложившейся в семнадцати-двадцатилетнем возрасте, остался навсегда, настолько он был прочным, как и круг друзей, которые остались на всю жизнь. В октябре 1922 года Борис знакомится с Петром Петровичем Фатеевы. Лозунгом его было интуитивное творчество. Этот взгляд на творчество был близок и Борису. На очередной выставке Борис знакомится с Александром Павловичем Сарданом. Присоединившейся к группе Сергей Иванович Шиголев, познакомил всех с Виктором Тихоновичем Черноволенко. Вера Николаевна Пшесецкая (актерский псевдоним «Руна») для всей формирующейся творческой группы, стала духовным центром. В 1926 году группа получила звучное имя «Амаравелла», которое предложил Сардан: слово индийского происхождения, значение которого можно перевести как "ростки бессмертия", или "берег бессмертия".... В творческой программе "Амаравеллы" ясно и однозначно провозглашён приоритет духовного. Главное – глубина и высота духовного содержания произведения искусства, через него художники несут Свет, знание и истину.

          Период 1920-1930-х годов был самым плодотворным для художника. Техника пастели станет любимой и позволит художнику решать те пластические и духовные задачи, которые он ставил перед собой.

Новым жизненным и творческим стимулом стала встреча с Н.К. Рерихом и его семьей в июне 1926 года. «Более шестидесяти лет прошло с тех пор, но я с необыкновенной ясностью вижу его спокойное, просветленное лицо с седеющей бородой, вспоминаю его простоту, сердечность, пристальное внимание к собеседнику».

Затем произошли знаменательные встречи Николая Константиновича и Елены Ивановны со всей группой.  Таких встреч состоялось пять или шесть. Борис Алексеевич называл их часами величайшего счастья, так как позже никогда не испытывал ничего подобного.

Им было предложено участвовать в выставке в рериховском центре искусств «Корона Мунди» в США, было отобрано 13 работ. Впервые там были представлены художники из Советской России в одном ряду со знаменитыми художниками из Америки, Франции, Японии, Индии, Германии, среди которых были такие имена как Поль Гоген и Рокуэлл Кент. Судя по прессе, группа имела успех, и им было предложено участвовать в следующей выставке, в 1927 году.

Встреча с Рерихом определила судьбу и настолько сильно повлияла на духовный мир Бориса, что позже в книге воспоминаний «Семья Рерихов» он отмечал, что целиком погрузился в следование заветам Учителя и в духовном, и в творческом планах.

Тридцатые годы стали активными и трудными. Становилось все более ясно, что для него профессиональная работа в искусстве будет невозможна, т.к. в то время в стране резко возросли требования идеологического содержания в живописи. Борис, не окончив художественного института, поступает в аспирантуру Института металлов Наркомата путей сообщения. Он становится ученым, исследователем структуры металлов.    

Борис Алексеевич проработал 8 лет в МВТУ им. Баумана.  Он подготовил научную диссертацию, но, по независящим от него обстоятельствам, защитил ее лишь в 1962 году. 

Художественному творчеству Борис Алексеевич отдавал теперь только летние месяцы и выходные дни. Летом он много путешествовал по средней полосе и Северу России, делал много этюдов и зарисовок. Путешествие по маршруту: Москва – Архангельск – Мурманск – Хибиногорск (Кировск) – Ленинград осталось одним из самых ярких впечатлений этих лет, и сердце художника навсегда было отдано Северу.

24 июня 1941 года прямо из института, где Борис Алексеевич принимал экзамены у студентов, люди в штатском тихо, без огласки арестовали его и увезли. Далее следует более чем 15-летнее пребывание в Гулаге и ссылке. «Наступила длинная полоса жизни, о которой не хочется вспоминать, - писал Борис Алексеевич. - Основное ощущение тех лет, от него потом долго трудно было избавиться - утрата себя как человеческой личности. Началась жизнь в полном бесправии, в которой с тобой в любой момент могут делать все, что угодно».   

Борис Алексеевич возвращается в Москву только в 1956 г. Летом 1957 года произошло очень важное для Смирнова-Русецкого событие – встреча с приехавшим в Москву Юрием Николаевичем Рерихом. Борис Алексеевич получил возможность помочь ему на самых первых порах его пребывания на Родине. Неоднократно Юрий Николаевич бывал дома у Бориса Алексеевича, познакомился с его творчеством и говорил: "Здесь есть правда". Вот эта правда - не сходство с натурой, а правдивость переживания - было именно то, что Юрий Николаевич считал важнейшим в живописи. Их встречи стали постоянными, длительными, откровенными и наполненными глубочайшим интересом друг к другу.  По воспоминаниям, художник постоянно ощущал незримое присутствие этого удивительно светлого человека.

В мае 1960 года. За несколько дней до ухода из жизни брата, из  Индии приехал с выставкой своих картин Святослав Николаевич Рерих, с которым у Бориса Алексеевича также сложились доверительные отношения.

Художник работал в очень широком диапазоне. Этот поистине титанический труд свидетельствует о полном возрождении творческого духа художника. Мастер добивается все большего совершенства в технике живописи. Поистине, как говорил его любимый Блок:

… через край перелилась

Восторга творческая чаша.

Имея за плечами большой творческий и преподавательский опыт, Смирнов-Русецкий стремился передать свое художественное мастерство, опыт, знания и духовные накопления молодежи и единомышленникам.

«Соприкосновение с Красотой происходит всюду, - писал, Борис Алексеевич. - Всё дело в том, чтобы суметь это принять… Красота неосознанная пропадает для тех людей, что не успели её осознать. И произведение искусства должно говорить человеку, способному принять его, – это принцип сопереживания. Не просто искусство – как информация, а сопереживание… Я пытался исключить тёмные силы из своих картин. Человечество должно видеть светлые маяки. Болезнь планеты должны лечить человеческая Красота и Добро».

После Чюрлениса и Рериха тенденция к объединению картин в циклы стала характерна и для живописи Смирнова-Русецкого. Он в полной мере освоил сложную технику цикла, выстраиваясь в органичный музыкальный ряд, холсты художника воспринимаются как непрерывное целое. Поэтому в них есть что-то от процессности музыкального произведения: созерцать картины мастера - как слушать прекрасную музыку.

Художником было создано более 2000 картин и не меньшее количество этюдов. Б.А. Смирнов-Русецкий объединяет свои картины в более 40 (сорока) циклов.

О картинах художника можно сказать словами Людмилы Васильевны Шапошниковой из ее статьи «Тернистый путь Красоты»: «Художник через наш плотный мир  показывает то невидимое, которое в произведении подлинного искусства как бы просвечивает через нашу плотную материю, освещая ее изнутри таинственным, неуловимым светом инобытия. Подлинный художник дает возможность увидеть или почувствовать такой свет – свет тайны и духотворения – в земных плотных образах, созданных им».

Борис Алексеевич говорил: «Русский символизм – миросозерцание, близкое Живой Этике. Наиболее глубоко идёт от символа….  Символ – это через земное представление выразить надземное…, через внешние формы искусства раскрыть более глубокое, бесконечное…, через преходящее – вечное».

В течение всей жизни Борис Алексеевич находился под сенью семьи Рерих. Если в

20-е годы был в поле духовного влияния Николая Константиновича, в 60-е – Юрия Николаевича, то в 70-е – 80-е – Святослава Николаевича. В последнее время он был, наверное, единственным человеком в России, кто общался со всеми Рерихами; он ощущал эту память как большую ответственность и неустанно рассказывал о давних своих встречах новым и новым поколениям слушателей.

На 84-ом году своей жизни Смирнов-Русецкий писал в своём дневнике о Н.К.Рерихе: «…снова такое чувство любви, близости и родственного единства. Это так трудно выразимо, но весь мир, в котором жили Николай Константинович и Елена Ивановна, это мой мир, мир моего детства, юности, мир мечтаний и надежд, а теперь и мир совершений, продолжающих традиции и духовные искания».

Борису Алексеевичу Смирнову-Русецкому было 88 лет, когда он ушел из жизни, простудившись холодным дождливым летом в Сортавале, это случилось 7 августа 1993 года в своем любимом Петербурге, где и похоронен на Волковском кладбище.

В его жизнь властно вошло осознание Великого служения как единственного смысла жизни и бесконечности работы, необходимой для вечного непрерывного духовного роста…. «Забыть о себе – и в творчестве, и в общении, и служить лишь передатчиком Высшего – это великая цель», – признавался художник.

Лекция завершилась показом слайд-фильма «Несущий свет через искусство» по картинам Б.А. Смирнова-Русецкого, который сопровождался музыкой композитора-космиста Леонида Тимошенко в авторском исполнении.


Возврат к списку

Архив новостей: 2020 2019 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009

Copyright © 2008-2022 Санкт-Петербургское отделение Международного Центра Рерихов
Жизнь и творчество Н.К.Рериха | Выставки | Экскурсии | Научное направление | Защита Наследия Рерихов