О.Н.Калинкина

председатель Пермского регионального отделения Международной лиги защиты культуры

В 2008 году в издательстве Санкт-Петербургского университета вышла в свет книга А.И.Андреева «Гималайское братство: Теософский миф и его творцы (Документальное расследование)», претендующая на статус «документального расследования». Именно так было заявлено автором.
Утверждение о мифичности самого существования Гималайского Братства А.И.Андреев заложил уже в название книги, не оставляя читателю никакого выбора. Далее, на протяжении всего своего опуса, используя приемы «желтой прессы», он стремится подвести читателя к такому же выводу.
А.И.Андреев обозначил жанр книги как «документальное расследование». Вообще-то в науке принято проводить исследование, т.е. рассмотрение разных граней явления, пытаясь познать его сущность и прийти к определенным выводам. А.И.Андреев же прибегает к методам далеко не исторического исследования, а скорее, детективного расследования, причем самого низкого пошиба.
Основные особенности «расследования» А.И.Андреева:
1. Суждения и представления о Рерихах и Е.П.Блаватской в книге А.И.Андреева подтверждаются, как правило, не фрагментами их трудов, а цитатами других лиц, передаются их высказывания с чьих-то слов. Если А.И.Андреев и ссылается на Рерихов или Е.П.Блаватскую, то использует их цитаты произвольно, вне контекста.
Для создания образа Е.П.Блаватской используются свидетельства ее племянницы Н.В.Желиховской. Однако серьезным исследователям жизни и творчества Елены Петровны известно, что она имела мало общего с членами своей семьи и редко виделась с ними, за исключением своей тетки Н.А.Федеевой. Кроме того, как писала Е.И.Рерих, В.П.Желиховская, сестра Елены Петровны, не была ей другом. Так что же могла знать о Е.П.Блаватской ее племянница Н.В.Желиховская, дочь В.П.Желиховской, которая была совсем не близка Елене Петровне и мало что понимала в духовной стороне ее жизни?!
Еще один «знаток» деятельности Е.П.Блаватской, по мнению А.И.Андреева В.С.Соловьев, тот, кто в своей книге о Елене Петровне даже не сумел скрыть своей ненависти к ней. Подобное отношение со стороны Соловьева к Е.П.Блаватской известно всем серьезным исследователям, поэтому такие свидетельства, как правило, не воспринимаются в научной среде всерьез. Вот что по этому поводу писала Е.И.Рерих, которая прекрасно знала о деятельности своей соотечественницы: «Отношения Соловьева к Е.П.Блаватской запечатлены им самим в его книге «Современная Жрица Изиды», написанной им уже после ее смерти. Для каждого мало-мальски разбирающегося читателя книга эта является суровым обличением самому автору. Г-н Соловьев не заметил, какой суровый приговор он сам подписал себе этою книгою! Вся тупая самонадеянность бездарности, вся подлость, предательство и мелочность его натуры так и сквозят на каждой странице»[1].
После всего вышеизложенного возникает вопрос: разве настоящий ученый-исследователь может привлекать в качестве «свидетелей» и источников информации подобных личностей? Пусть все это останется на совести А.И.Андреева.
Основные положения книги А.И.Андреева пересекаются с сюжетными линиями в работах О.Шишкина, А.Кураева, В.Росова, А.Н.Сенкевича. Творческий союз В.Росова и А.И.Андреева складывался с 1992 года. Они вместе работали в «Рериховском вестнике», затем в журнале «Ариаварта», поэтому понятно, что воззрения В.Росова оказали большое влияние на творчество А.И.Андреева. Всех вышеназванных личностей объединяет поверхностный подход к исследованию, а также использование заведомо ложных и фальсифицированных фактов, но, несмотря на это, именно их цитирует А.И.Андреев, навязывая в качестве «знатоков» жизни и творчества семьи Рерихов, Е.П.Блаватской и особенностей Востока. Не зря все эти лжесвидетели и лжеисследователи объединены в книге А.И.Андреева. Только они могут дать ему нужный материал для «доказательной базы». Настоящий ученый-исследователь на этих авторов не будет ссылаться.
2. В книге А.И.Андреева не соблюдаются правила цитирования.
– Допускается вольная трактовка цитат, неточная их интерпретация. В качестве примера приведем пояснения, которые дает А.И.Андреев некоторым фразам Е.И.Рерих: «Обратим внимание на такие ее слова, как:“Учитель идет в башню’’ или “Учитель сидит в башне’’. Если считать, что “башня’’ это аналог “головы’’ (в таком смысле это слово употребляется в современном сленге), то легко понять, что речь в этих фразах идет о вторжении “духа-учителя’’ в сознание»[2].
– Автор «домысливает» за Рерихов и Е.П.Блаватскую. Например, он пишет: «Живописуя Тонкий Мир и его обитателей, Е.И., конечно же, верила в его реальность. В то же время она понимала, что создает миф, сказку – для профанов и невежд, о чем прямо говорила: “Лучшая действительность для невежды – сказка”»[3].
– В книге немало неточностей в ссылках на литературные источники.
Например, А.И.Андреев приводит отрывок из стихотворения Н.К.Рериха в качестве эпиграфа:

«Готово мое одеянье.
Сейчас я маску надену.

Н.Рерих. Письмена»[4].

Но стихотворения «Письмена» у Николая Константиновича нет, данные строки взяты из стихотворения Н.К.Рериха «В толпу».
Еще одна ссылка на слова Н.К.Рериха: «Воздействия “оттуда’’ непрестанны, а люди вместо того, чтобы принять их благодарно, стараются отмахнуться, как от мух назойливых. (Н.Рерих. Потустороннее)»[5]. Но в статье Николая Константиновича «Потустороннее» данная фраза отсутствует[6].
– В книге А.И.Андреева встречается полное отсутствие ссылок на источник информации, – например, к словам физика и философа Ф.Капра: «Описывая мироздание, мистики используют понятия, опирающиеся на опыт мистических медитативных переживаний»[7].
– А.И.Андреев в своих рассуждениях часто вообще не считает нужным приводить точные цитаты. Так, в разделе, где идет запутанное описание А.И.Андреевым Братства Учителей, в конце повествования он дает для читателя лишь общую ссылку на книги Живой Этики и на Е.И.Рерих, вероятно, чтобы каждый желающий смог, по замыслу автора, найти самостоятельно подтверждение его слов.
– В тексте встречаются изъятия из контекста небольших по объему цитат, причем трактовка их автором субъективна и неубедительна. Как правило, подобный прием используется А.И.Андреевым для создания запланированного им образа. Например, сравним два отрывка: один из очерка Н.К.Рериха «Преодоления», а другой – из книги А.И.Андреева.
а) Н.К.Рерих, «Преодоления»: «Грабарь в своей автомонографии пишет: “Вскоре после этого Рерих выступает с серией картин из быта доисторических славян. Все они были талантливы, и Рерих рос не по дням, а по часам. Росла и его административная карьера: после трагической смерти Собко, попавшего под поезд, Рерих получает назначение секретарем Общества Поощрения Художеств – пост по тогдашнему времени весьма значительный ввиду близости к придворным сферам, через всяких Великих княгинь, патронесс общества. Понемногу он превращается в “Николая Константиновича” и становится “особой”; с его мнением считаются, перед ним заискивают. Он полноправный хозяин второй петербургской академии – Общества Поощрения. Перед самой революцией была, как говорят, подписана бумага о назначении его действительным статским советником, т.е. “статским генералом”, что было связано с приятным титулом “ваше превосходительство”. Чего больше? В тридцать лет достигнуть всего, о чем можно было мечтать по линии служебной карьеры! Но этого было Рериху, конечно, недостаточно. Он начал собирать нидерландцев.
Но самым главным делом для него оставалась все же собственная живопись. Он еще раз в корне переменил манеру и художественную установку, вступив в лучший, наиболее блестящий период своей художественной деятельности»[8].
б) Фрагмент из книги А.И.Андреева: «Известный художник и историк искусства И.Э.Грабарь описывает карьерный взлет Рериха в своих воспоминаниях такими словами: «Понемногу он превращается в “Николая Константиновича” и становится “особой”, с его мнением считаются, перед ним заискивают. Он полновластный хозяин 2-ой петербургской академии – “Общества поощрения”. Перед самой революцией была, говорят, подписана бумага о назначении его действительным статским советником, т.е. “статским генералом”, что было связано с приятным титулом “ваше превосходительство”». И пост, и титул, равно как и постоянное общение с сильными мира сего, все это, разумеется, не могло не льстить самолюбию Николая Рериха»[9].
Как различны по сути приведенные отрывки и какие разные образы возникают при прочтении этих цитат!
3. В книге отчетливо прослеживается стремление автора манипулировать общественным мнением, используя методы PR-технологий и худших приемов публицистики.
Многочисленны примеры использования А.И.Андреевым PR-приема «приклеивание ярлыков», который опирается на отрицательные стереотипы, сложившиеся в массовом сознании по отношению к некоторым понятиям и определениям: Е.П.Блаватская – «фантазерка»[10], «заговорщица»[11], «выдумщица»[12]; духовный опыт Е.И.Рерих – «мифологизация прошлого»[13], и «галлюцинации»[14]; Живая Этика – «религиозная доктрина»[15], «литературно-мистический опус»[16]; Рерихи – «контактеры»[17]; Рериховское движение – «квазирелигиозное»[18] и т.д.
Все это выявляет истинную цель Андреева – дискредитировать не только Е.П.Блаватскую и Рерихов, но и их идеи, планы, творческое наследие.
4. Нельзя не отметить литературный стиль книги А.И.Андреева, которому свойственна несоизмеримость используемых выражений с высокими понятиями, с которыми автор соприкасается, что приводит к их умалению.
Вот как А.И.Андреев рассматривает творчество Е.И.Рерих и ее уникальные духовные достижения: «Многое из того, что она рассказывает в своих книгах, попросту приснилось ей и к реальности не имеет никакого отношения! Обладала ли она подлинным даром ясновидения – вопрос весьма спорный»[19]. Также Андреев пишет в отношении Е.И.Рерих, что у нее наблюдалась «спутанность речи, пересыпанной чисто земными жаргонными словечками»[20].
Избегнуть профанации своей личности и своих идей может лишь тот, кто обладает не только высоким культурным и образовательным уровнем, но и мощным духовным, творческим потенциалом, позволяющим проникнуть в суть категорий философской системы Живой Этики или «Тайной Доктрины»; кроме того, надо обладать еще и великим искусством трансляции полученных знаний без искажений. Все это, к сожалению, оказалось недоступно для А.И.Андреева.
5. Материал книги подчинен не столько задачам документального расследования, сколько произвольным авторским гипотезам и интерпретациям.
Один из примеров интерпретации А.И.Андреевым духовной стороны жизни Е.П.Блаватской и Е.И.Рерих: «В основе их мистического опыта, как мы видели, лежит сугубо оккультная практика – спиритизм, многолетнее общение с духами, – помноженная на психосоматические дисфункции, многочисленные болезни “тела и души” Елены Петровны и Елены Ивановны. Хотя, конечно же, нельзя исключить использования обеими Еленами тех или иных восточных психотехник. Однако если они и прибегали к таким практикам, то делали это спорадически и “непрофессионально” – без контроля опытных наставников, владеющих методиками “работы с сознанием”, что, разумеется, значительно снижает качество и аутентичность их мистического восприятия “другой реальности”»[21]. А.И.Андреев не приводит ни одного доказательства своих утверждений, прозвучавших в данном отрывке! Как быть в таком случае с многочисленными свидетельствами выступлений Е.И.Рерих и Е.П.Блаватской против спиритизма, как объяснить неприятие Еленой Ивановной сам термин «мистицизм» и «оккультизм»?
Для А.И.Андреева ведущая цель – провести его субъективную концепцию. Он избегает честного сравнения и анализа противоположных точек зрения. Все не имеющее отношения к изначальной гипотезе автора не представляет для него интереса. В результате вышедшая в свет работа не соответствует масштабу тех личностей, о которых пишет автор. Книга потакает низменным вкусам обывателя, которого, в общем, не интересует достоверность материала, а влечет сенсационность.
6. К слабости доказательной базы в книге приводит и немалое количество допущений и предположительных высказываний, что вызывает сомнения в достоверности выводов А.И.Андреева.
Чрезмерное использование в книге таких вводных слов и словосочетаний, как «вероятно», «вполне мог», «возможно», «как кажется», «по-видимому» и т.д., подчеркивает сомнения автора в достоверности своих высказываний; таким образом, можно утверждать, что его выводы носят предположительный, а не доказательный характер и в целом неубедительны.
Отсутствие доказательств – характерный признак данной работы. Их заменяют не связанные друг с другом утверждения сомнительных лиц, объединенные лишь авторскими предположениями.
7. Автор тенденциозен в воссоздании обликов Н.К. и Е.И. Рерих, Е.П.Блаватской, в его книге доминирует негативная характеристика их деятельности и их окружения. Вся культурная, духовная и научная составляющая этих выдающихся личностей осталась за рамками работы А.И.Андреева.
Он позволяет себе безапелляционно комментировать состояние здоровья Е.И.Рерих и Е.П.Блаватской, используя медицинскую терминологию в качестве «доказательств». Так, говоря о таких сокровенных вопросах, как физическое состояние Елены Ивановны, Андреев беспардонно заявляет: «Главное, это то, что ее “особое состояние” имеет явные признаки психопатического расстройства, как-то: частые зрительные и слуховые галлюцинации, вербальный галлюциноз, склонность к образованию сверхценных идей и акцентированию особой значимости собственной личности»[22]. Прежде чем писать подобное, автору стоило бы тщательно ознакомиться с трудами и письмами Е.И.Рерих, а также исследованиями современных нейрофизиологов, дабы публично не демонстрировать собственную безграмотность и некультурность.
А.И.Андреев повторяет измышления В.Росова: «Рерихи фактически выступали в роли религиозно-политических агитаторов, призывая к священной войне Шамбалы – великой буддийской революции»[23]. Но великий деятель культуры, ученый с мировым именем, писатель, путешественник-исследователь Николай Константинович Рерих даже не помышлял о подобных деяниях, и еще при жизни ему приходилось с грустью и сожалением отвечать на подобные выпады в его адрес: «Я настоятельно опровергаю наличие какой-либо политической деятельности с моей стороны или со стороны других членов Экспедиции»[24]. Однако даже в наше время горе-исследователи не оставляют попыток реанимировать старые, грязные выдумки.
Все, что связано с высокой оценкой деятельности Е.П.Блаватской и Рерихов, неприемлемо для А.И.Андреева и вызывает у него явную неприязнь. Например, комментируя мнение русского писателя Леонида Андреева о Николае Константиновиче из статьи «Держава Рериха», А.И.Андреев считает, что это – «насквозь пропитанный льстивой патокой трехстраничный панегирик»[25], а сама статья «представляла собой поток неумеренных славословий»[26].
Используя подобные грубые и недостойные приемы, А.И.Андреев, вероятно, надеется вырасти в глазах читателя за счет умаления культурных героев. Видимо, забыл историк Андреев древнюю мудрость – лишь унижающий унижен!
А.И.Андреев принижает и приземляет до уровня обыденности и образ Великих Учителей человечества и, в конечном итоге, вообще отрицает их существование. Он утверждает, что «на земном плане махатмы никак не обнаруживают своего присутствия»[27], но ему противоречит сама история. А.И.Андрееву стоило бы ознакомиться с книгой Р.Я.Рудзитиса «Братство Грааля», где приводятся многочисленные примеры деятельности Великих Учителей на протяжении всей истории человечества, а также с книгой академика Л.В.Шапошниковой «Мастер», в которой можно найти примеры сотрудничества Махатм с Рерихами.
Для А.И.Андреева такие свидетели реальности существования Гималайского Братства, как Рерихи и Е.П.Блаватская не авторитет. К этому выводу он целенаправленно подводит и читателей книги, создавая негативный образ наших великих соотечественников, чтобы дискредитировать их в качестве прямых свидетелей существования Братства Учителей.
8. Материал книги А.И.Андреева изложен сумбурно и противоречиво, что не дает возможности читателю сосредоточиться и проследить линию того или иного авторского изложения до логического завершения. Неточность, неясность, расплывчатость формулировок – все это придает тексту книги смысловую невнятность.
Указанные недостатки свидетельствуют о слабости работы А.И.Андреева, не имеющей ничего общего с научным историческим исследованием.
К сожалению, царящее в наши дни бескультурье отражается на литературном и научном творчестве, примером тому и служит книга А.И.Андреева. Сегодня немало жаждущих возвыситься за счет умаления выдающихся деятелей науки и культуры, которые составили славу России. К числу таких жаждущих относится и А.И.Андреев. Поэтому и сегодня как никогда жизненно звучат слова Н.В.Гоголя: «Мы имеем чудный дар делать все ничтожным»[28].

Примечания

1. Рерих Е.И. Письма. В 9 т. Т 4. М.: МЦР. 2002. С. 383.
2. Андреев А.И. Гималайское братство: Теософский миф и его творцы. (Документальное расследование). СПб. Изд-во СПб. ун-та, 2008. С. 393.
3. Там же. С. 385.
4. Там же. С. 123.
5. Там же.
6. Рерих Н.К. Потустороннее // Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 1. М.: МЦР, 1999. С. 205–207.
7. Там же. С. 425.
8. Рерих Н.К. Преодоления// Рерих Н.К. Листы дневника. Т.3. М.: МЦР, 2002. С. 589.
9. Андреев А.И. Гималайское братство: Теософский миф и его творцы. (Документальное расследование) С. 142.
10. Там же. С. 36.
11. Там же. С. 66.
12. Там же. С. 100.
13. Там же. С. 168.
14. Там же.
15. Там же. С. 389.
16. Там же. С. 365.
17. Там же. С. 425.
18. Там же. С. 6.
19. Там же. С. 367.
20. Там же. С. 393.
21. Там же. С. 425.
22. Там же. С. 396.
23. Там же. С. 296.
24. Цит. по: Иванов В., Амонашвили Ш., Черноземова Е., Иванов А., Князева Е., Герасимова И. В истории пытаются наследить // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 4. М.: МЦР, 2007. С. 725.
25. Андреев А.И. Гималайское братство: Теософский миф и его творцы. (Документальное расследование). С.173.
26. Там же.
27. Там же. С. 7.
28. Цит. по: Рерих Н.К. Знаки // Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 1. С. 204.




Copyright © 2008-2022 Санкт-Петербургское отделение Международного Центра Рерихов
Жизнь и творчество Н.К.Рериха | Выставки | Экскурсии | Научное направление | Защита Наследия Рерихов