Защитим имя и наследие Рерихов - том.3.

«Плоды просвещения»

Не всё то золото, что блестит

Размышления о фильме, представленном санкт-петербургским Музеем-Институтом семьи Рерихов

Т.И.Чечина

Из всех искусств для нас важнейшим является кино? Нет: из всех искусств для нас важнейшим является настоящее искусство. Хотя, конечно, кино по-прежнему имеет большую силу воздействия на сознание масс. И его по-прежнему не преминут использовать отнюдь не в целях просветительских, а для разного корыстного, в том числе для удовлетворения крупномасштабных амбиций.

Осенью 2004 года появился видеофильм «Рерих, сын Рериха», созданный режиссером-любителем Анной Митрохиной. По всем признакам (коими являются отсутствия художественных достоинств и недоброкачественность содержания) для режиссера это не только первый опус, но и просто «блин комом». Правда, в финальных титрах режиссер признается, что фильм — дочерний подарок. Исходя из этого, можно было бы смягчиться снисходительностью, но — если бы фильм не имел общественного распространения, а главное — если бы не Рерихи, величие личностей которых обязывает к особой ответственности.

В названии фильма — «Рерих»— рекламный прием беспроигрышный, так как к Рерихам сейчас повышенный интерес. Однако прием этот — обманный магнит: при просмотре фильма обнаруживается, что Рерихи достойным образом представлены только в его названии. Дальше — другое. И во имя другого. И наполнен фильм иными, своеобразными «героями».

Кто же они, избравшие великие имена Рерихов фоном для своих длинных рассказов, бахвальных выступлений?.. Кто они, заполнившие собою фильм, в названии которого спекулятивно использованы Имена-символы: символы культуры, чести и благородства, неотступного соответствия слова и дела?..

Фильм представляет собой почти непрерывную череду следующих друг за другом «выступающих», среди которых и «живые свидетели» — те, кто были лично знакомы со Святославом Николаевичем Рерихом. Еще не успела развернуться панорама главных мыслей, еще не представлены ярко и достойно сами Рерихи, как на экране уже возникает профессор Рыбаков, долгий монолог которого можно охарактеризовать формулой: «Я, мои Воспоминания и Рерих». И последующее выступление заведующего музеем истории школы К.И.Мая, где учились Рерихи, господина Благово соответствуют подобной формуле: «Наша гимназия и Рерихи». Да, Петербург — родина Рерихов, они учились в замечательной гимназии К.И.Мая. Но где Рерихи?.. Все эти улицы, дома, перечисленные и примитивно мелькающие, немного фотографий, даты, кабинеты... Но где же Рерихи?! Где — то, что дает понимание и ощущение Истока, раскрывшего и воспитавшего их выдающиеся дарования? Где связь великих личностей с величественным Петербургом?..

Чтобы отразить в кино столь значительное явление, как Рерихи, чтобы достойно представить масштаб личностей и диапазон их деяний, нужны особые выразительные средства и приемы, необходимо глубокое, вдумчивое (и ответственное!) отношение к их уникальной биографии, к их творчеству, да и к самому киноискусству. А где же связь Рериха-сына и Рериха-отца, так претенциозно прозвучавшая в названии фильма? Все мелко... Все сужено.

Однако некачественный монтаж фильма, непрофессиональная режиссура, такие нелепости, как виды Петербурга или русские пейзажи в сопровождении музыки с ярко выраженным индийским колоритом — это лишь первое, что делает фильм резко непритягательным. А неискушенного зрителя будто умышленно отталкивают от той темы, к которой многозначительно пригласили названием фильма. Наряду с этим разительно обнаруживается и другое: двуличие и лицемерие тех «героев», кто используется в фильме для эффекта «живого свидетельства» и кому судьба предоставила редкое и ответственное право лично общаться со Святославом Николаевичем Рерихом. Неосведомленному зрителю, например, может показаться, что профессор Рыбаков, этот как будто бы вполне благонравный господин, и впрямь почитает и ценит Рерихов. Но не все так просто.

Р.Б.Рыбаков не только лично общался с С.Н.Рерихом, но и был заместителем председателя Советского Фонда Рерихов (так первоначально назывался Международный Центр Рерихов, созданный С.Н.Рерихом). Но из Фонда Р.Б.Рыбаков ушел, так как стал выражать несогласие с концепцией создания и развития Музея имени Н.К.Рериха, которую сформулировал Святослав Николаевич. Следующий вероломный шаг профессор сделал после смерти С.Н.Рериха. Именно он, Р.Б.Рыбаков, в 1993 году способствовал появлению фальшивых писем из Индии — якобы от Девики Рани Рерих. Эти письма явились причиной тяжелых и затяжных следствий в судьбе Международного Центра-Музея имени Н.К.Рериха и хранящегося в нем наследия великой семьи.

Рыбаков находился в переписке с Мэри Пунача, бывшим секретарем С.Н.Рериха, которая предательски грабила пожилую чету Рерихов и причиняла им душевные и физические страдания. Письма, приходившие в Москву по факсу, были адресованы руководству страны и выражали строгие пожелания относительно наследия Рерихов, весьма странные для вдовы художника. Все выдавало фальшивку: и стиль, и деловой натиск потаенных авторов. Ведь Девика Р.Рерих не могла деятельно заниматься такими важными вопросами за полгода до ее кончины, будучи тяжело больной. Кроме того, она никогда не позволила бы себе противоречить решению своего глубокоуважаемого мужа.

Тем не менее начальник отдела культуры при Правительстве РФ И.В.Шабдурасулов отнесся к этим депешам из Индии с большим вниманием и направил их Первому заместителю Председателя Правительства РФ В.Ф.Шумейко, а в сопровождающем письме был назван и московский инициатор послания из Индии: «В переданной заместителем директора Института востоковедения Российской академии наук Р.Б.Рыбаковым в Отдел культуры Аппарата Совета Министров — Правительства Российской Федерации копии телеграммы Д.Р.Рерих на имя Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина от 3 октября 1993 года вдова С.Н.Рериха обратилась с просьбой передать все наследие С.Н.Рериха создаваемому Государственному Музею Рерихов…».

Результатом всех этих правительственных махинаций явилось злополучное Постановление Правительства РФ № 1121 от 4 ноября 1993 года, которое предписывало создать Государственный Музей Рериха, в качестве филиала Музея Востока, в усадьбе Лопухиных, где в то время уже существовал и успешно развивал свою работу созданный С.Н.Рерихом общественный Центр-Музей имени Н.К.Рериха. Общественный Музей уничтожался созданием государственного Музея, так как у первого отнимались все фонды для работы второго! И все это — благодаря усилиям Р.Б.Рыбакова…

Но, может быть, профессор одумался, осознал, раскаялся, увидев какой криминальный оборот принимает эта история? Ничуть не бывало! Свое одобрение решению Правительства он публично подтвердил 12 ноября 1993 г. на пресс-конференции в Музее Востока. И все это в присутствии журналистов, ученых и представителей рериховских организаций, предварительно усугубив драматическим предупреждением: «Речь идет о том — быть Рериху в России или не быть». (Напомним, что в это время уже успешно развивалась деятельность Международного Центра-Музея имени Н.К.Рериха — на основании завещания С.Н.Рериха и его конкретных наставлений). После долгих словосплетений — в которых самонадеянный профессор и упрекнул С.Н.Рериха в «разноречивых указаниях», и без ложной скромности присвоил себе его идею о создании в России общественного Музея — господин Рыбаков, в конце концов, безапелляционно резюмировал: «Правительственное Постановление надо приветствовать».

Еще об одном «действующем лице» и «исполнителе» санкт-петербургского фильма. О.Румянцева, фонтанирующая лицемерными восторженными воспоминаниями и восхищениями по поводу искусства С.Н.Рериха, за пределами данного кино-фарса является злостным нарушителем воли Святослава Николаевича: Музей Востока, сотрудником которого она является, до сих пор незаконно удерживает 282 картины Н.К. и С.Н.Рерихов, на что не имеет никакого права. О.Румянцева не только все это знает, но и лично содействует коварному многолетнему удерживанию картин. И заявление ее с экрана о том, что якобы Святослав Николаевич выразил желание оставить картины Музею Востока, попросту говоря — вранье!

Но есть прецедент и повульгарней. Еще при жизни С.Н.Рериха в июне 1992 года О.Румянцева дала интервью индийской газете «Деккан геральд», в котором она, противодействуя решению С.Н.Рериха, настаивала на необходимости государственной опеки над его имуществом и заявила также, что у Музея Н.К.Рериха в Москве (созданного С.Н.Рерихом) нет никаких перспектив. Сегодня, когда Международный Центр-Музей имени Н.К.Рериха являет собой яркий многофункциональный Центр Культуры, как должно быть неловко тем, кто оказывали противодействие его начинаниям. Но только не О.Румянцевой! В своих скандально известных «Несостоявшемся интервью» и «Состоявшемся интервью», которые являются достоянием клеветнического сайта «Агни», она, невообразимо запутывая историческую достоверность, с ярой силой все продвигает идею создания Государственного музея Рериха — филиала Музея Востока. Напомним еще раз о разрушительной направленности правительственного Постановления № 1121, однако О.Румянцева до сих пор сокрушается, что «это прекрасное Постановление Совмина осталось только на бумаге». В фильме она умилительно рассуждает о том, что Святослав Николаевич — это «нечто такое личное»… Каждый считает, что «Рерих — это его»… Очевидно, потому и старается О.Румянцева отвести скромное место в филиале Музея Востока великому нашему соотечественнику Н.К.Рериху — художнику, неповторимо воспевшему в своем творчестве и древнюю Русь, и современную ему Россию, и черты ее одухотворенного будущего. Не говоря уже о планетарном диапазоне его мышления, деятельности и образов искусства. Но, к счастью, вопреки маргинальным понятиям мелких и крупных чиновников, соответствуя высшей справедливости, в России создан и существует Международный Центр-Музей имени Н.К.Рериха.

Ненароком оброненное признание О.Румянцевой — «Живая Этика не очень доступна при чтении» — драматически свидетельствует о том, что люди, неспособные понять духовно-философское наследие семьи Рерихов, долгие годы упорно на него претендуют. Коалиции «особого мнения», глашатаем которой является О.Румянцева, подобало бы, устыдившись, умолкнуть уже после заявления С.Н.Рериха, направленного руководству МЦР в связи с тем дерзким интервью в июне 1992 года: «В отношении газетной публикации (Деккан Геральд,17.06.92), которая прилагается, будьте любезны сообщить всем Рериховским обществам, что господин Сидоров, госпожа Румянцева выступили с ложными и неверными заявлениями в отношении меня, моего наследия и мадам Людмилы Шапошниковой.

Мои благословения и сотрудничество всегда пребывают с нашим Центром в Москве и его работниками. Всего Вам светлого.

С любовью, искренне Ваш С.Рерих».

Но вернемся к фильму.

Внимательному, вдумчивому зрителю становятся вполне понятны подтексты сценарного содержания и замыслы тех, кто глубоко за кадром кукловодит мастеровыми фильма, а также и фигурантами, дающими в упоении свои словообильные интервью.

Справедливости ради нужно сказать, что в фильме есть и «случайно пострадавшие», их рассказы и воспоминания не более, чем антураж. О них и не будем. А вернемся снова к «героям», которые несут главную смысловую нагрузку фильма, упрятанную, но вполне угадывающуюся.

Один из руководителей Музея-Института семьи Рерихов в Санкт-Петербурге — В.Л.Мельников; он знакомит зрителя с будущими апартаментами своего Музея. Нарочито укрупняется роль Л.С.Митусовой, родственницы Е.И.Рерих; она передала сохранившиеся вещи, документы и картины, имеющие отношение к ее родословной, для создания Музея в Санкт-Петербурге — но это совсем не то, что называется преемственностью в связи с Рериховским наследием. Хотя на сайте Музея-Инстинута уже появилась рубрика с многозначительным названием «Преемственность», а в фильме как-то навязчиво, мистически муссируется тема захоронения Л.С.Митусовой рядом с родителями Н.К.Рериха — к преемственности это все равно не приближает.

Шаг за шагом поднимаясь по лестнице старинного дома, слово за слово, с ловкостью иллюзионного жанра В.Л.Мельников представляет зрителям легенду о том, что якобы Юрий Николаевич Рерих завещал Л.С.Митусовой создать в Санкт-Петербурге Музей Рерихов — «и Святослав Николаевич это тоже подтвердил»… Завещал?! Но это требует наличия определенных документов. Никакие родственники и родственницы ни по какому «кровному» праву не могут претендовать на преемственность в отношении культурного наследия Рерихов — оно является великим достоянием, и потому судьба его определялась и выстраивалась тщательно самим Святославом Николаевичем Рерихом. И он, как известно, передал на основании своего завещания наследие семьи Рерихов созданному им в Москве Международному Центру-Музею имени Н.К.Рериха. В 1990 году он назначил своим доверенным лицом и исполнителем завещания Л.В.Шапошникову, которая, талантливо и мудро руководя Музеем имени Н.К.Рериха, неукоснительно выполняя всё задуманное Рерихами, оправдала это дальнозоркое доверие. Святослав Николаевич в своем Обращении 26 апреля 1992 года ко всем последователям и почитателям Рерихов просил всячески помогать этому созиданию, которое есть воплощение мечты всей семьи Рерихов.

Но В.Л.Мельников увлечен своими мечтами. «Я, наш Музей и Рерихи» — в этой эйфории он как бы не замечает своих подтасовок, очевидно, тоже следуя ощущению, что «Рерих — это его». На всей протяженности фильма так и проглядывает эта недоброкачественность содержания. С режиссера ли взыскать, если в самых первых кадрах фильма свидетельствуется: «Санкт-Петербургский Музей-Институт представляет»?

Кстати, о недоброкачественности. На презентации книги Л.С.Митусовой «О прожитом и судьбах близких», которую Музей-Институт проводил в городе Твери в феврале 2005 года, распространялись книги не ее великих родственников Рерихов, а книги авторов-контактеров, таких, как Зиновия Душкова. Также предлагалась газета «Новая Эпоха — Эпоха Любви» врача из Киева Л.Стрельцовой, которая как будто бы пропагандирует книги, «несущие в себе Истину о человеке и Космосе», но дальше: «Среди этих книг следует прежде всего назвать труды Посланников Великих Учителей человечества: Елены Петровны Блаватской, Елены Ивановны и Николая Константиновича Рерихов и Откровение, переданное для современной Эпохи через Зиновью Васильевну Душкову»… Что это — отсутствие элементарного распознавания? Или безответственность? Или — просто бизнес?

В кино-экскурсии В.Л.Мельников заявляет, что в новых апартаментах Музея будет и Знамя Мира. Да что Знамя — целая комната Знамен! Будет комната, где соберутся знамена всех стран, которые подписали Пакт Рериха. Да что там — гулять, так гулять! — даже тех, кто подписали Гаагскую конвенцию, в которой Пакт Рериха едва отражен. Как будто все эти государства свято помнят и соблюдают свои обязательства по сохранению культурных ценностей, подписанные 50 и 70 лет назад! К примеру, Соединенные Штаты Америки, первые подписанты Пакта Рериха, в настоящее время, как известно, в своей неуемной агрессии сокрушают не только сокровища культуры, но и все подряд, в том числе и жизни, и сердца человеческие, ради которых, по словам Н.К.Рериха, и «трепещет Знамя Мира».

Страсти по Знамени Мира не новая тема в Рериховском движении. Сколько путаницы в этот вопрос внес один только исполнительный директор Музея Николая Рериха в Нью-Йорке Даниил Энтин, который является большим авторитетом для сотрудников Музея-Института семьи Рерихов в Санкт-Петербурге. С одной стороны, Д.Энтин ратует за широкое, свободное использование Знамени Мира разными людьми и организациями — и вместе с тем заявляет: «Мы имеем законное право контролировать его использование». Нью-йоркский Музей уже давно зарегистрировал знак Знамени Мира в Америке — в то же время Д.Энтин разжигает острую публичную полемику, направленную против полноправной регистрации этой символики Знамени Мира в России Международным Центром-Музеем имени Н.К.Рериха.

Вот и В.Л.Мельников, внося свою лепту в эту тему, вводит в заблуждение российскую общественность о вседозволенности использования Знамени Мира и уверяет зрителей в том, что Знамя Мира имеет «общечеловеческую значимость». Но Рерихи задумывали и популяризировали Знамя Мира именно как символ высокой культуры — которой, между прочим, сопутствуют и распознавание, и ответственность.

За ярким блеском дешевой мишуры бахвальных выступлений «героев» фильма, конечно, угадывается главная идея, ради которой он создавался: отвести внимание от заветов С.Н.Рериха и протянуть нить надуманной преемственности от Рерихов к двоюродной племяннице Е.И.Рерих Л.С.Митусовой, а значит и к Музею-Институту, созданному ею. Святослав Николаевич, как уже было сказано, совершенно определенно выстроил преемственность, завещав наследие семьи Рерихов Международному Центру Рерихов и назначив исполнителем завещания Л.В.Шапошникову.

Очевидно, что создателям и участникам данного одиозного фильма не до глубин рериховских заветов, и нет дела до забот Святослава Николаевича, на фоне выдающейся личности которого они желают благополучно и почетно пребывать. Волю которого умолчали и попрали.

Конечно, виртуальная реальность, созданная в фильме, так же, как и разнообразные подлоги противников рериховских построений, не заслонят действительность. Несмотря на трудности и разнообразные препятствия, несмотря на подлую клевету и ухищренную профанацию, — задуманное Рерихами осуществляется. По заветам Святослава Николаевича плодотворно работает Международный Центр-Музей имени Н.К.Рериха, где изучается, охраняется и популяризируется Рериховское наследие — культурное достояние эволюционного значения.

Кто же посмеет предать Завет Рериха, сына Рериха?


Copyright © 2008-2019 Санкт-Петербургское отделение Международного Центра Рерихов
Жизнь и творчество Н.К.Рериха | Выставки | Экскурсии | Научное направление | Защита Наследия Рерихов