Защитим имя и наследие Рерихов - том.3.

Церковь против Рерихов

«Истина может быть только свободной»

В.В.Фролов

Человек, нашедший свою свободу и утвердившийся в ней, знает, что никакие условия, ни внешние, ни внутренние, не могут отнять у него этой свободы; ибо от того, что другие люди будут обходиться с ним, как с рабом, его свобода не угаснет, а только углубится до пределов внешней недосягаемости; сам же он никогда не усвоит рабскую установку. Свобода, вообще говоря, не «дается», а «берется»: она берется духом как его неотъемлемое достояние и соблюдается им как неотчуждаемая святыня. Но для того чтобы это совершилось, свобода должна найти свой источник в том Высшем, которому она имеет счастье предстоять и от которого исходит всяческая духовность и всяческая свобода.
И.А.Ильин. О грядущей России

1. Война против Рерихов: церковники в союзе c чиновниками

В начале 90-х годов прошлого века, вместе с разрушением СССР и роспуском КПСС в России перестала существовать и система марксистско-ленинской идеологии, которая опиралась на принципы старого, социологического мышления. В этой необычной для советского человека исторической ситуации многие оказались в замешательстве. Особенно это затронуло чиновников, чье мышление было пропитано стереотипами тоталитарной идеологии, сформировавшейся ещё в 20 – 30 годы ХХ столетия. Они привыкли жить в соответствии с руководящей и направляющей линией партии, управлявшей не только производством и распределением жизненных средств, но и другими сферами жизни общества.

Тоталитарная идеология все явления общественной и даже личной жизни человека рассматривала с позиций классового подхода. И если какое-то из них не соответствовало системе официально утвержденных ценностей, то права на существование не имело. Рабочий класс выражение своих интересов передал своему авангарду — партии, закрепившей за собой монополию на марксистское мировоззрение и тем самым лишившей «всех других права на его толкование и развитие»[1]. «Низведение общества, — пишет Ю.Н.Давыдов, — в аморфное, бесструктурное состояние — принципиальное условие самоутверждения и саморазвития тоталитарной бюрократии и соответствующей ей формы высшей власти. Все, что обеспечивает самостоятельность человека (не говоря уже о той или иной общественной группе), т.е. стояние его на том, что он создал своими собственными усилиями (не говоря уже о том, что он создал во взаимодействии с другими людьми — родными, близкими, соседями и т.д.), подлежало беспощадному искоренению»[2].

Однако с крахом тоталитарной идеологии «руководящие указания» к чиновникам поступать перестали, а потребность в таких указаниях у них осталась. Чиновникам нужны были какие-то идеологические ориентиры, ибо действовать самостоятельно они были не способны. Высшее руководство страны в этом плане также оказалось не в лучшем положении. У политических руководителей из-под ног ушла твердая идеологическая почва, на которой, как им казалось, они прочно стояли и которая была для них одним из средств влияния на людей.

На фоне такой деидеологизации на арену общественной жизни стала выходить Русская Православная Церковь. Активность Церкви не могла остаться незамеченной как со стороны чиновников, так и со стороны высшего руководства страны. Многие политики начали появляться на богослужениях, публично демонстрируя свою близость к Православной Церкви. Такое отношение власти к Церкви имело свои причины. Отсутствие эффективно работающих демократических институтов и какой-либо внятно сформулированной идеологии обусловило позицию протекционизма, которую заняло российское руководство в отношении Православной Церкви[3]. Это заигрывание власти с Церковью послужило своеобразным сигналом для чиновников всех рангов. Без всяких на то оснований они начали превозносить её заслуги перед обществом. Так в начале 90-х годов прошлого столетия интересы церковников и чиновников стали сближаться, что явилось основой формирования их негласного союза.

В условиях идеологического плюрализма церковники стали всё активнее внедрять в общественное сознание идеологические представления, которые опираются на конфессиональное сознание, остающееся по своей сути тоталитарным. Его характерные черты — утверждение приоритетного положения Православной Церкви среди других конфессий, существующих в обществе, и крайняя нетерпимость к каким-либо проявлениям инакомыслия. Одной из его форм стало в глазах церковников Рериховское движение, которое Церковь относит к деструктивным культам и которому оказывает сильное противодействие. Отношение Православной Церкви к Рерихам — пример ее попыток охватит идеологическим влиянием все сферы общественной жизни, вплоть до культуры и образования. Подтверждение этого мы находим в принятых Архиерейским Собором РПЦ в 2000 году «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви».

В то же время в культурной жизни России и стран СНГ все более заметную роль стало играть движение последователей Рерихов. В советский период таких людей власть считала инакомыслящими: в сталинскую эпоху они подвергались репрессиям, а в более поздние времена их исключали из партии и увольняли с работы. Но в начале 1980-х годов был снят запрет на чтение и издание книг Живой Этики и на деятельность последователей Рерихов. Рериховское движение постепенно приобрело массовый характер. Возникали рериховские общества, проводились семинары и конференции, на которых обсуждались вопросы, связанные с миропониманием Рерихов. Усиление интереса к их философии и художественному творчеству было обусловлено тем, что С.Н.Рерих передал России наследие своей семьи, на основе которого в Москве был создан Международный Центр Рерихов. В наследии Рерихов людей притягивает прежде всего новое космическое миропонимание, аккумулированное в их философском и художественном творчестве, в учении Живой Этики. Это учение, по выражению Л.В.Шапошниковой, есть «философия реального космоса», раскрывающая универсальные законы эволюции мира и человека. «Именно закономерностям космической эволюции, в которой смыкаются «все линии» человеческого существования, и посвящена Живая Этика. Идеи Живой Этики не были ни отвлеченными, ни абстрактными. Сложившись в природном космическом потоке, вобрав в себя самое ценное из прошлого и настоящего человечества, объединив в себе мысль Востока и Запада, научное и метанаучное знание, они несут огромный энергетический заряд действенности, устремляя человечество к будущему, к духовному совершенствованию и эволюционному продвижению»[4]. В Живой Этике человек понимается как сознательный, активный субъект этого процесса, а человеческая жизнь обретает подлинный смысл, ибо в руках у человека оказываются возможности беспредельного духовного совершенствования.

Конфессиональное сознание ничего подобного предложить людям не может. Многие убеждаются, что оно в своих попытках объяснить сущностные вопросы бытия ограничивается набором религиозных догматов, искажающих реальную картину мира. Церковники, по-видимому, осознают ослабление своего идеологического влияния в обществе, что в значительной мере связано с распространением идей Рерихов. И чтобы хоть как-то оградить себя от опасности, которую они усматривают в этих идеях, представители Церкви выступают с ожесточенными нападками на Живую Этику и Рериховское движение.

2. Претензии Православной Церкви на идеологическую цензуру

В лоне Православной Церкви сложилась целая идеологическая система, которая оказывает противодействие идеям Рерихов и их последователям. Против них, по существу, действует вся церковная иерархия, начиная с Патриарха, который относит учение Живой Этики к разряду «сомнительных», и кончая небезызвестным диаконом Кураевым, который уже не один год весьма активно и изощренно занимается поношением нашего культурного достояния. В войне против Рерихов задействованы также издательский Совет Московского Патриархата и церковные епархии, которые принимают негативное мнение Московской Патриархии об учении Живой Этики и Рериховском движении как руководство к действию. Отношение Московской Патриархии к Рерихам чем-то напоминает действия идеологического отдела ЦК КПСС, который помимо решения прочих задач боролся с распространением инакомыслия. Ту же борьбу против инакомыслия, а точнее говоря, против нового космического миропонимания, которое олицетворяется учением Рерихов, ведут церковные иерархи и богословы.

Среди них выделяется ставшая уже одиозной фигура Кураева. В последние десять лет он, пожалуй, больше, чем кто-либо чернит Рерихов и Рериховское движение. Не нужно прилагать особых усилий, чтобы догадаться: без одобрения церковного руководства низший чин церковной иерархии — диакон не может по собственной инициативе выступать от имени Церкви с оценками идеологического характера. «Клеветническая эпопея» Кураева уже описана в работе Л.В.Шапошниковой «Подвижничество диакона Кураева»[5], где с позиций нового мышления раскрыта идеологическая и социальная сущность его деяний. И едва ли здесь надо повторять то, что уже сказано о «Герострате XX века» — так некоторые называют Кураева. О диаконе вспомнилось лишь потому, что его измышления о Рерихах составляют центральное звено клеветнической кампании, ведущейся против великих культурных деятелей группой церковников и некоторых журналистов, писателей и лиц, имеющих ученые степени.

Диакон издает книги, сплошь содержащие измышления о Рерихах, с опусами и речами того же содержания выступает в СМИ. К примеру, 17 декабря 2001 года Кураев принял участие в религиозной программе «Верую!», которая транслировалась по «Радио России». Странным было то, что он выступил в качестве эксперта по философскому наследию Рерихов, в то время как сам он причисляет себя к разряду православных богословов. И его участие в религиозной программе было бы понятно, если бы диакон взялся за обсуждение какого-то богословского вопроса. Но философия Рерихов, которую Кураев подверг «экспертизе» на «Радио России», ничего общего с такими вопросами не имеет. Ее суть — в раскрытии законов эволюции человека как неотъемлемой части космоса. «Смысл жизни, — сказано в Живой Этике, — утверждается в сознании человеческом, когда явлено понимание роли человека в Космосе. У нас мир намечается как поле действия во имя Блага человечества. Когда дух принимает истину, что Макрокосм и микрокосм неразрывно связаны, то устанавливается связь сознательная, и сотрудничество становится возможным с космическими энергиями»[6]. Редактору этой программы для того, чтобы в радиопередаче прозвучало объективное мнение о наследии Рерихов, надо было предоставить слово ученым Международного Центра Рерихов. Ведь именно в МЦР хранится и изучается культурное наследие великой семьи, издаются труды Рерихов, проводятся научные конференции, на которых обсуждаются проблемы космического миропонимания. Однако слово было предоставлено Кураеву, который буквально обрушился на учение Рерихов, устроив над ним «страшный суд». Все его выступление напоминало речи прокурора Вышинского на процессах 1937 года о «врагах народа». Логика кураевской «экспертизы» была построена примерно по канонам того времени, но лишь приспособленным к сегодняшнему дню — Кураев повторил измышления, содержащиеся в его «Сатанизме» об учении Рерихов и его последователях.

По существу диаконом были попраны честь и достоинство граждан, которые не только являются последователями учения Рерихов, но и просто интересуются их философским и художественным творчеством, вообще новым космическим миропониманием. А это многие тысячи людей. Получается, что значительная часть общества — педагоги, школьники, студенты, ученые, работники культуры, общественные деятели и представители других его слоев — подверглась идеологическому остракизму. Но у этого дела есть и другая сторона. Кураев в своих публикациях и устных выступлениях дает искаженное толкование учения Рерихов, рассчитывая в первую очередь на тех, кто с этим Учением не знаком. Он через СМИ (а в данном случае используя возможности государственного радиоканала) формирует в массовом сознании негативный стереотип восприятия Рерихов и их последователей. В результате у части людей складывается превратное представление о творчестве наших великих соотечественников, что не может не вести к усилению социальной напряженности в обществе.

В отношении этой передачи на имя директора «Радио России» А.В.Абакумова от имени Ярославского и Ивановского рериховских обществ было направлено письмо с протестом против выступления Кураева. К сожалению, ведущий программы «Верую!» господин Брунов ограничился отпиской авторам письма, а Абакумов не принял должных мер для восстановления истины. Фактически эти госчиновники оказались на стороне Кураева. Но в таком случае вопрос возникает уже к руководителям «Радио России». Они, по-видимому, забыли, что представляют государственную организацию, деятельность которой регулируется законодательством РФ. Так, в «Законе о средствах массовой информации» содержится достаточная юридическая база для оценки одиозных суждений Кураева по отношению к учению Рерихов, высказанных им в программе «Верую!». Статья 4 этого закона гласит: «Не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для призыва к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, разжигания национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости или розни»[7] (выделено мной.— В.Ф.).

Можно предположить, что руководство «Радио России» и руководители редакции, курировавшие программу «Верую!», не располагали достаточной информацией о позиции Кураева в отношении Рерихов. Однако в соответствии с Законом о СМИ они могли бы запросить нужную информацию у той организации, где на тот момент работал Кураев. «Редакция, — гласит статья 39 этого Закона, — имеет право запрашивать информацию о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Запрос информации возможен как в устной, так и в письменной форме. Запрашиваемую информацию обязаны предоставить руководители указанных органов, организаций и объединений, их заместители, работники пресс-служб либо другие уполномоченные лица в пределах их компетенции»[8]. Однако ни руководство канала «Радио Россия», ни сотрудники редакции этого не сделали. Между тем в статье 59 указанного Закона говорится: «Злоупотребление свободой массовой информации, выразившееся в нарушении требований статьи 4 настоящего Закона, — влечет уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации»[9].

К сожалению, позиция «Радио России» в отношении выступлений диакона, направленных против Рерихов, в последние годы для многих СМИ типична. Сначала в эфир идет клеветнический материал, а затем, когда слушатели или зрители начинают возмущаться и требуют восстановления честного имени ученого или культурного деятеля, редакция отказывается давать опровержение, ссылаясь на то, что у нас сейчас демократия, и все имеют право на собственное мнение. А если такое опровержение порой и появляется, то оно уже не оказывает должного информационного воздействия на людей. Поэтому демократия эта получается какая-то односторонняя. Ибо дается не истинное понимание событий, а искаженная информация о них. По-прежнему многие СМИ остаются несвободными от цезуры. Но если раньше источником этой цензуры был идеологический отдел ЦК КПСС, то сегодня его функции, по крайней мере в отношении идей Рерихов, нередко берут на себя представители Церкви, при этом опираясь на помощь чиновников и журналистов.

В последнее десятилетие Кураев яростнее, чем кто-либо выступает против Рерихов и Рериховского движения. И его «старания» руководством Церкви не остаются незамеченными. Вручив диакону на его 40-летие орден Преподобного Сергия Радонежского, Московская Патриархия тем самым как бы благословила его деятельность. Это не вызывало бы никаких вопросов, если бы таким высоким орденом был награжден человек, который все силы отдает на укрепление нравственных устоев общества. Именно в этом состоял подвиг Преподобного Сергия. Великий русский Подвижник всей своей жизнью показывал пример нравственного служения. Вот уже пять веков минуло с той поры. Но облик Сергия по-прежнему «так же светит, учит и ведет»[10]. Для всего русского народа Сергий остается духовным Наставником и Учителем. «...Память о Сергии, — пишет Е.И.Рерих, — не умрет никогда, ибо велик магнит духа, заложенный им в душу русского народа. История развития духовности в русской душе и начало собирательства и строительства Земли Русской неразрывными нитями связаны с этим великим Подвижником»[11]. Сергий закладывал традиции строительства, созидания, показывая пример общинного жития, в основе которого лежал высокий нравственный авторитет Преподобного. Он своим личным примером показывал, как надо строить отношения в общине, воспитывал у общинников дух самоотвержения и подвижничества. Позднее идеи Сергия Радонежского уже в искусстве иконописи воплотил великий живописец Андрей Рублев, создавший известную всему миру «Троицу».

Однако Кураев стремится разрушить наше национальное культурное достояние. Весь смысл его деятельности сводится к клевете на Рерихов. Поэтому награждение Кураева орденом Преподобного Сергия Радонежского выглядит вопиюще кощунственным по отношению к Великому русскому Подвижнику и семье Рерихов, которую по праву можно считать продолжательницей заложенных им культурных традиций.

Николай Константинович Рерих, расписывая церковные храмы и создавая полотна по мотивам русской истории, как бы продолжал и развивал нравственные традиции, сформированные Преподобным Сергием. Работая в храмах, посещая древние русские города, Рерих ощущал токи истории, сходившиеся в пространстве культурного строительства, объединения Земли Русской. Рерих появился в России много позже Сергия. Вместе с тем подвижничество Сергия и творчество Рериха созвучны в каких-то своих глубинных моментах. Деяния Сергия и начинания Рериха объединяются строительными мотивами — и тот, и другой были привержены идее созидания ради Общего блага. И инок, и художник всеми своими делами доказывали, что в основе такого созидания лежит культурное, нравственное строительство.

Н.К.Рерих и Е.И.Рерих глубоко почитали нравственные заветы Преподобного Сергия. Раскрытие значения жизненного подвига Сергия занимало в их творчестве одно из главных мест.

Многие годы спустя, после смерти Преподобного, его изображения появятся на иконах. «Церковные иконописцы, — отмечает Л.В.Шапошникова, — осторожно и расчетливо будут писать его с неземной, святой отрешенностью в глазах. Однако история донесет до нас другого Сергия Радонежского. Философа и мыслителя, воина и политика. Человека-строителя русской культуры и русской государственности. Земного неутомимого подвижника и труженика. Резкие черты, глаза провидца и сильные руки, привыкшие к тяжелому физическому труду. Таким мы видим Сергия на полотнах Николая Константиновича Рериха»[12]. Подвижнические деяния Сергия вдохновляли Н.К.Рериха, когда он изображал Преподобного на своих картинах. Образ Сергия для Рериха был собирательным, впитавшим лучшие качества русского народа. «Сергий, — писала Е.И.Рерих, — как раз пример — любимейший самим народом — ясности, света прозрачного и ровного. Он, разумеется, заступник наш. Через пятьсот лет, всматриваясь в его образ, чувствуешь: да, велика Россия! Да, святая сила ей дана. Да, рядом с силой истинной мы можем жить»[13]. Воздействие идей Преподобного Сергия на русскую культуру Рерих, конечно же, ощущал. Для него жизнь великого русского Подвижника была высочайшим нравственным примером служения Общему делу. И это не могло не повлиять благотворно на все творчество художника.

Рерихи внесли огромный вклад в отечественную и мировую культуру. Но, несмотря на это, Кураев берет на себя смелость выступать с нападками на наших великих соотечественников. Он, по-видимому, надеется, что такие действия могут придать ему хоть какой-то вес. Тем не менее свою поддержку скандально известного богослова не скрывает даже Патриарх Алексий II. Во время его интервью 25 апреля 2003 года корреспондент издания «Газета» Надежда Кеворкова задала вопрос: «Такие люди, как Андрей Кураев и Александр Дворкин, ездят по стране, читают лекции, показывают фильмы и возбуждают у православных ненависть к иноверцам. Они действуют от имени Церкви?» Патриарх ответил следующее: «…Мне неизвестны случаи разжигания межрелигиозной и межнациональной вражды упомянутыми миссионерами. Более того, я убежден, что проявления такой вражды прямо связаны с царящим в обществе невежеством в области религии, которому они в меру возможностей противостоят». И еще один штрих. В своем выступлении в 2003 году на Рождественских чтениях Патриарх, перечисляя сомнительные, с его точки зрения учения, которые преподаются в школах, назвал и учение Рерихов. В отношении к Рерихам и Патриарх, и её низший чин — диакон демонстрируют удивительное единодушие. Свои клеветнические оценки творчества наших великих соотечественников церковники высказывают публично, активно распространяя их через СМИ. Лживыми измышлениями о Рерихах представители церкви стремятся вызвать у людей с невежественным сознанием страх перед их идеями, и перед всем Рериховским движением.

Выступления Кураева не могут не вызывать возмущения общественности. На страницах приложения к «Независимой газете»[14] в статье «Смутный объект желаний (Государственная власть игнорирует мнение экспертов-религиоведов)» Николай Шабуров, директор Центра изучения религий Российского государственного гуманитарного университета, пишет: «…Что собой представляет современное российское богословие? Русская богословская наука была полностью разгромлена после революции 1917 года. Конечно, в эмиграции были созданы духовные школы, и проходила деятельность многих выдающихся богословов. Но где их наследники и продолжатели в современной России? Попробуем перечислить: священник Валентин Асмус, иеромонах Григорий (Лурье), А.Дунаев, епископ Иларион (Алфеев), священник Георгий Кочетков, А.Сидоров. Это все (или почти все) — не относить же к богословию агрессивную публицистику диакона Андрея Кураева?».

Опасность нетерпимости к инакомыслию, коим в глазах диакона предстает учение Рерихов, понимают даже некоторые сторонники православия. И по этому поводу они высказывают свои опасения. «…Когда мы заявляем, — пишет Г.П.Чистяков, — что православие — это единственно верный святоотеческому преданию и единственно правильный способ веры, мы оказываемся учениками, увы, не святых отцов, а Суслова, Жданова, Андропова и прочих партийных идеологов, тех, кто насаждал марксизм, настаивая на том, что это единственно правильное и единственно научное мировоззрение. Монополия на истину вообще крайне опасна, ибо делает нас жесткими и жестокими, но, к сожалению, очень удобна, ибо освобождает от необходимости думать, выбирать и брать на себя личную ответственность за принятие тех или иных решений. Я уже не говорю о том, что она истину просто и сразу убивает, ибо истина может быть только свободной…»[15]. А вот мнение ученого, доктора философских наук Т.В.Панфиловой, которая видит «тревожную тенденцию» в формирующейся монополии Церкви на истину. «В действительности же, — пишет Т.В.Панфилова, — мы имеем дело не с верой, а с идеологией, претендующей на господствующее положение в нашем больном, раздираемом противоречиями обществе, — идеологией, завуалированной под вероучение, но фактически направленной на искоренение подлинно научного и мировоззренческого поиска»[16].

Примечательным фактом идеологической войны Церкви против Рерихов является её поддержка чиновниками госструктур, начиная от ведущих министерств РФ — образования, науки, здравоохранения, внутренних дел, юстиции и кончая областными и городскими администрациями. И это происходит, несмотря на то, что церковь в России в соответствии с Законом отделена от государства. Нельзя не вспомнить в связи с этим случай, произошедший в 1999 году в Иркутске. Там городская администрация выпустила справочник «Иркутские религиозные объединения», где рериховские организации причислены к религиозным сектам. Так измышление из церковных постановлений перекочевало в госиздание и приобрело характер государственной информации, которой руководствуются госчиновники в своей работе.

Негативное отношение Церкви к Рерихам нашло отражение в принятом Архиерейским Собором РПЦ в 2000 году внутрицерковном документе «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» (далее «Основы…». — В.Ф.). В «Основах…» не только формулируется позиция Церкви по кардинальным вопросам жизнедеятельности Церкви, государства, общества, человека, но и определяются приоритетные сферы и направления социальной жизни, которым Церковь дает свою идеологическую оценку и в которых видит необходимость своего непосредственного участия.

В этом документе определена целая программа взаимодействия Церкви с госструктурами, которая достаточно активно реализуется церковниками в практике взаимоотношений с органами государственной власти. В «Основах…» затрагиваются все жизненно важные вопросы — образование, воспитание, наука, здравоохранение, культура, творческая деятельность, экономическая деятельность, семья и многое другое. И среди «многого другого» — одно из приоритетных направлений деятельности Церкви, которое она настойчиво осуществляет с начала 1990-х годов: «противодействие деятельности псевдорелигиозных структур, представляющих опасность для личности и общества»[17]. Проницательный читатель без особого труда увидит за «псевдорелигиозными структурами» помимо всех прочих и учение Живой Этики. Это направление усилий Церкви, обозначенное ею ещё десять лет назад и подтверждённое Собором 2000 года, с наибольшей активностью осуществляется в идеологическом противодействии распространению идей Рерихов и деятельности их последователей. Такие действия церковников имеют далеко идущие социальные последствия. Решением Собора 1994 года РПЦ поставила, по отношению к себе самой, часть общества, которую составляют как последователи Рерихов, так и просто интересующиеся их идеями, по существу в положение изгоя, ибо, как пишется в Определении Собора, «люди, разделяющие учения этих сект и движений, а тем более способствующие их распространению, отлучили себя от Православной Церкви»[18]. Иными словами, получается, что в соответствии с решением Церкви пребывать в лоне Церкви одна часть общества имеет право, а другая его часть такого права лишается.

Однако действия церковников, направленные на дискредитацию Рерихов и Рериховского движения, часто не дают желаемых результатов. Происходит это не только потому, что многие люди начинают понимать клеветническую суть их выступлений против Рерихов, но и потому, что обнаруживают свою несостоятельность представления церковников, дающие искаженное толкование коренных вопросов бытия.

3. Страхи конфессионального сознания

Пробный шар в кампании против Рерихов был вброшен Церковью еще в 1994 году на Международном христианском семинаре «Тоталитарные секты в России», где были представлены практически все мировые христианские конфессии. В его итоговом заявлении отмечалось: «Со всей ответственностью мы свидетельствуем: учение Рерихов — это религиозная секта, не только не совместимая с христианством, но и прямо ему враждебная»[19]. Эта клеветническая оценка учения Рерихов, затем утвержденная Церковью на Соборе 1994 года, в 1997 году получила как бы идеологическое обоснование в двухтомнике А.Кураева[20]. Так церковники запустили в общественное сознание негативный стереотип восприятия Рерихов и Рериховского движения, который постоянно поддерживается Церковью.

Подвергаются нападкам даже общекультурные программы, созвучные идеям Рерихов. Так, в 2002 году на имя мэра Москвы Ю.М.Лужкова было направлено письмо заместителя председателя Центрального духовного управления мусульман (ДУМ) России — муфтия ДУМ Татарстана Фарида Салмана. В письме выражена озабоченность активизацией в Москве деятельности социально опасных религиозных сект, к разряду которых оказалось причисленным и Рериховское движение, или, как пишет муфтий, «оккультная секта рериховцев, действующая под прикрытием программ «Культуры мира»» (имеется в виду программа Правительства Москвы. — В.Ф.). Муфтий призывает защитить «национальную российскую культуру» и запретить чиновникам Правительства Москвы «осуществлять какие-то совместные мероприятия с указанными религиозными сектами». Подобные сентенции содержатся и в Заявлении председателя Российского Объединенного Союза Христиан Веры Евангельской епископа С.В.Ряховского, сделанном в том же 2002 году.

Такие заявления могут вызвать лишь недоумение и вопросы у каждого, кому дороги ценности культуры. Почему представители религиозных организаций именно в 2002 году ополчились на программу ООН «Культура мира», поддержанную Правительством Москвы еще в 1999 году? Трудно предположить, что они надеялись таким образом серьезно помешать ее осуществлению. Скорее, главная цель их заявлений была в том, чтобы ввести запрет на деятельность рериховских культурных организаций или хотя бы ограничить ее. Но здесь напрашивается вопрос — кто был организатором этих писем? Ответ на него найти нетрудно. Формулировки, использованные в этих письмах, по своей сути совпадают с выступлениями А.Кураева. А он, как известно, озвучивает позицию РПЦ по отношению к Рерихам. Господа Ф.Салман и С.В.Ряховский даже не стыдятся грубой лжи, содержащейся в их письмах. Они, вероятно, полагают, что совесть им не помеха, если за спиной стоит такой сильный «покровитель», как РПЦ. Поэтому едва ли я ошибусь в том, что именно Православная Церковь, задающая тон клеветнической кампании против Рерихов, подвигла указанных чиновников от религии на заявления, направленные против Рерихов и Рериховского движения.

В то же время широко известно, что Москва включилась в осуществление проекта «Культура мира в России — год 2000», исходя из резолюций Генеральной Ассамблеи ООН 1997 г. «О провозглашении 2000 года Международным Годом культуры мира» и «О культуре мира». В 1999 году Правительство Москвы приняло комплексную программу «Москва на пути к культуре мира». Цель этой программы — создание культурных и других условий для укрепления согласия и взаимопонимания в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений. Мэр Москвы Ю.М.Лужков в предисловии к программе писал: «Утверждение подлинной культуры мира в сознании людей как высшей общечеловеческой ценности поможет изжить стереотипы войны и насилия, принесших народам неисчислимые бедствия, и будет способствовать воспитанию людей в духе мира, добра, справедливости».

Идея «Культуры мира» созвучна концепции культуры Н.К.Рериха, считавшего культуру основой эволюционного развития человечества. «Культура, — пишет Николай Константинович, — возникнув и утвердившись, уже неистребима. Могут быть различные степени и методы ее выявления, но в сущности своей она незыблема и прежде всего живет в сердце человеческом»[21]. И еще одно высказывание Мастера: «Если Культура есть следствие лучших накоплений знаний, есть утверждение Примата Духа, есть стремление к Красоте, то она же будет утверждением и всех правильных расчетов-построений»[22].

Такое понимание культуры лежало в основе всех культурных проектов Николая Константиновича. Еще в начале ХХ века он выступил с инициативой создания специального международного договора о защите памятников и учреждений культуры. Этот договор, получивший название «Пакт Рериха», 15 апреля 1935 года был подписан в Белом Доме (Вашингтон, США) представителями двадцати одного государства американского континента. Пакт Рериха играет важную роль в формировании международной правовой системы в области охраны культурных ценностей. Можно было ожидать, что подобные идеи найдут понимание у представителей религиозных объединений. Но некоторые из них открыто выступили против культурной программы Правительства Москвы. И сделали они это потому, что в ней используются идеи Рерихов. Союз религиозных организаций против Рерихов, образовавшийся под патронажем РПЦ, — явление не случайное. Он создан для подавления инакомыслия. Его цель — противодействие Рериховскому движению и распространению нового миропонимания. В качестве средств достижения этой цели используются все доступные приемы — от современных пиар-технологий до откровенной лжи.

Международный Центр Рерихов, который в своей деятельности опирается на учение Живой Этики и с которым на этой основе сотрудничает культурная и научная общественность, направил руководителям религиозных организаций, выступивших против программы «Культура мира», письма с заявлением протеста против клеветнической оценки идей Рерихов и Рериховского движения. В письмах было отмечено, что допущенные господами Ф.Салманом и С.В.Ряховским высказывания «попирают честь и достоинство наших великих соотечественников». «Мы требуем, — говорится в письмах, — прекратить подобные выступления. В противном случае Международный Центр Рерихов оставляет за собой право принять соответствующие меры в рамках Российского законодательства и международного права»[23].

Миропонимание Рерихов и Рериховское движение ничего общего с тоталитарной сектой не имеет и иметь не может. В этом можно убедиться, сравнив учение Рерихов и деятельность его последователей с определением тоталитарной секты. Обратимся для этого к мнению ученых. В современной науке «предлагаются, — пишет доктор философских наук В.С.Глаголев, — определения понятия тоталитарной секты как авторитарной иерархической организации, практикующей обманную вербовку и контроль сознания своих последователей, строящей свою деятельность вокруг харизматического лидера и практикующей различные психотехники, которые “отключают” критическое мышление (вводят человека в управляемое измененное состояние сознания), что вызывает психологическую дестабилизацию; как авторитарной организации, осуществляющей всеобщий контроль над всеми без исключения сторонами жизни человека и внедряющей правила поведения, нормы общения и т.д., противоречащие нормам морали, принятым в современном обществе»[24].

Между тем последователи Рерихов занимаются изучением, популяризацией и защитой культурного наследия великой семьи от нападок сил, противодействующих распространению учения Живой Этики. Самый весомый вклад в это дело вносит коллектив Международного Центра Рерихов — неправительственной, общественной организации, ассоциированного члена Департамента общественной информации ООН. Ведущим направлением научных исследований МЦР является изучение наследия Рерихов. Архив Рерихов, содержащий их рукописные труды, с момента его передачи в Москву обрабатывается и изучается. Ряд хранящихся в МЦР трудов Рерихов уже издан, другие готовятся к публикации. Над материалами из архива работают не только научные сотрудники МЦР, но и ученые академических организаций и музеев, писатели.

Вопросы, связанные с космическим миропониманием, развитием культуры широко обсуждаются на международных научных конференциях, которые ежегодно проводятся в МЦР. В конференциях принимают участие известные ученые, культурные деятели, представители рериховских культурных обществ. Ученые глубоко интересуются идеями Живой Этики. Яркий тому пример — работы, ведущиеся в Объединенном научном центре по изучению проблем космического мышления, созданном на базе МЦР. Этот Центр объединяет ученых РАН, РАЕН, РАКЦ, других авторитетных научных организаций. Проводя свои исследования, ученые находят точки соприкосновения с новым мировоззрением. Оно постепенно становится достоянием сознания все большего числа людей.

Об этих направлениях деятельности МЦР не могут не знать церковники и другие противники Рерихов. Подробная информация о работе Международного Центра публикуется в журнале «Культура и время», а также в трудах, издающихся МЦР по итогам научных конференций. С МЦР сотрудничает не один десяток рериховских культурных организаций, больше ста государственных музеев и культурных центров. Было бы абсурдно эту многогранную научно-культурную деятельность считать сектантской. Но это с точки зрения здравого смысла. Противниками Рерихов, вероятно, движут иные мотивы.

Международный Центр Рерихов, основой которого является Центр-Музей имени Н.К.Рериха, проводит огромную культурно-просветительскую работу. В прекрасных залах Музея с лекциями и концертами выступают ученые и музыканты. Значительную часть музейной коллекции картин Н.К.Рериха и С.Н.Рериха составляют передвижные выставки. В Музее, где развернуты экспозиции картин Рерихов, люди имеют счастливую возможность соприкасаться с высоким искусством. В книге отзывов — выражения сердечной благодарности коллективу Музея от многочисленных посетителей за радость и вдохновение, полученные от общения с прекрасными творениями наших великих соотечественников. МЦР — известная международная организация. Он имеет свои отделения в России, Украине, Белоруссии, Автономной Республике Крым, Латвии, Болгарии, а также сотрудничает с рериховскими организациями России, стран ближнего и дальнего зарубежья. Поэтому на фоне такой многосторонней культурной деятельности МЦР чьи-то обвинения последователей Рерихов в сектантстве выглядят по меньшей мере нелепыми.

4. Тоталитарные секты и религиозный экстремизм

Несмотря на очевидные факты, раскрывающие уникальную научную и культурно-просветительскую деятельность МЦР, рериховских культурных организаций нападки церковников на учение Рерихов и Рериховское движение год от года становятся все более ожесточенными. Для осуществления своих целей церковники используют поддержку государственных структур (МВД, ФСБ и др.), проведя совместно с их представителями, некоторыми учеными и деятелями зарубежной церкви несколько международных конференций — в Белокурихе Алтайского края (1999 г.), Нижнем Новгороде (2001 г.), Запорожье, Виннице и Екатеринбурге (2002 г.), Новосибирске (2004 г.). При ознакомлении с тематикой конференций невольно приходит мысль, что инициатива их проведения принадлежит Церкви. Вот, к примеру, несколько тем: «Тоталитарные секты — угроза XXI века» (Нижний Новгород), «Православие и угроза тоталитарных сект в Украине» (Запорожье), «Тоталитарные секты — угроза религиозного экстремизма» (Екатеринбург). Из названий конференций мы также узнаем, что тоталитарные секты, к которым причислены и рериховские культурные организации, — это чуть ли ни главная угроза человечеству.

Стоит отметить и состав участников конференции в Екатеринбурге (2002 г.), на свое заключительное заседание, как отмечается в «Итоговой декларации», собравшихся «под эгидой Полномочного Представителя Президента РФ в Уральском Федеральном Округе Латышева П.М.»[25]. Это «психологи, психиатры, юристы, богословы, сектоведы, сотрудники МВД РФ, Министерства здравоохранения РФ, Министерства образования, Министерства юстиции, других государственных учреждений, ВУЗов, общественных организаций, центров информирования о деструктивных культах и служители традиционных религий — граждане разных стран, люди разных национальностей, убеждений и вероисповеданий»[26]. Обращает на себя внимание, что помимо всех прочих делегатов в конференции приняли участие представители ключевых министерств — МВД, Минюста, Министерства образования, Министерства здравоохранения. Этот факт говорит о признании государственными структурами той оценки учения Рерихов и деятельности их последователей, которая принята Церковью и навязывается ею обществу. Но тогда государство, оказавшись в союзе с Церковью, нарушает Конституцию РФ, ибо в статье 13 Основного Закона РФ отмечается: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной», и далее в статье 14: «Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом»[27]. Конституция является обязательной для исполнения всеми госструктурами так же, как она обязательна для исполнения религиозными объединениями, к которым принадлежит РПЦ.

В «Приложении к Итоговой декларации» екатеринбургской конференции приводится список более чем 300 «наиболее известных деструктивных тоталитарных сект и групп», действующих в России. К учению Рерихов в этом документе особое отношение — оно поставлено в один ряд с антихристианскими тоталитарными сектами. «Мы свидетельствуем, — отмечается в декларации, — об антихристианском и разрушительном характере и других многообразных культов, возникших на основе движения “Новой эры” (“Нью эйдж”), теософии, антропософии, учения Рерихов»[28]. Читатель, даже мало знакомый с постсоветской историей РПЦ, без труда узнает в этой цитате оценку учения Рерихов, данную Церковью на одном из своих соборов.

Совместная работа на конференции представителей церкви и чиновников ведущих министерств РФ не так безобидна, как может показаться на первый взгляд. Оказавшись союзниками, они призывают государственные органы всех уровней принять активное участие в противодействии деструктивным культам. Но только призывами дело не ограничилось. Участники конференции в Обращении к Президенту РФ выступили с «законодательной инициативой» — ввести дополнения в Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности», предусматривающие оценку деятельности тоталитарных сект уже как противоправную. Я здесь не касаюсь деятельности сект, включенных в список таковых участниками екатеринбургской конференции. Меня интересует лишь оценка конференцией учения Рерихов и Рериховского движения.

Хотелось бы знать, какие противоправные действия авторы подобных законодательных инициатив усматривают в научной и культурно-просветительской деятельности Международного Центра Рерихов и сотрудничающих с ним рериховских организаций. Именно эти организации причисляются на конференции к деструктивным культам. Для того чтобы выступать с подобными заявлениями, нужно иметь фактические основания. Насколько мне известно, в деятельности рериховских организаций, сотрудничающих с МЦР, ни в России, ни в других странах нет ничего противоправного и тем более связанного с какими-то экстремистскими проявлениями. Эти организации действуют в рамках принятого в их странах законодательства. Но тогда с какой целью учение Рерихов и Рериховское движение вплетаются в политическое пространство, где борьба с экстремизмом и терроризмом стоит сегодня на одном из первых мест? Не для того ли, чтобы на волне этой борьбы попытаться провести предлагаемые законодательные поправки, а в случае их принятия иметь основания для правовых санкций против последователей учения Рерихов?

В последнее время конференции по тоталитарным сектам начинают приобретать политическую окраску. Их участники напрямую связывают активизацию терроризма с деятельностью тоталитарных сект. Cвященник Армянской Апостольской Церкви Саргис Погосян, выступавший на Ставропольской конференции «Тоталитарные секты — путь к дестабилизации Cеверо-Кавказского региона», заявил, что «сектантство — это духовный терроризм», оно приводит «человека к потере нравственных ориентиров, после чего он без зазрения совести совершает всяческие зверства» .

Это далеко идущий вывод был подхвачен диаконом Кураевым в статье «Как относиться к исламу после Беслана?», опубликованной в газете «Известия RU» от 15. 09. 2004 г. Ее автор, связывая действия международных террористов с их принадлежностью к исламу, изрекает: «Мир ислама ответственен за исламский терроризм — хотя бы тем, что отказывается увидеть эту ответственность». Правда, выдвигая такое обвинение, диакон замечает, что «не все мусульмане сегодня террористы». Между тем так называемый исламский терроризм никакого отношения к исламу и истинно верующим мусульманам не имеет. Он лишь прикрывает исламом свои далеко не религиозные цели. Но об этом диакон почему-то сказать забывает.

Угроза исламского терроризма, по мнению Кураева, нагнетается из Америки, которая раньше пугала мир наркобаронами, а сейчас запугивает его терроризмом. Так, диакон, поднимая волну страха, делает это с определенной целью. Ee раскрывает Юрий Соломонов в статье «Империя идет ко злу», опубликованной в № 70 «Новой газеты» за 2004 год. Выступая против Кураева, он доносит до читателя правду об авантюристических замыслах диакона. Оказывается, Кураев вместе с небезызвестным С.Белковским выдвинул идею создания некой Корпорации православного действия (КПД). Ее цель, как считают авторы этой идеи, — противостояние угрозе исламского терроризма и спасение России. Эту идею осуществляет инициативная группа Союза православных граждан. Ближайшую задачу КПД ее создатели видят в том, чтобы за два года «изменить качество присутствия православия в информационных потоках», а затем сформировать православную элиту. «Последняя, в свою очередь, — отмечает Ю.Соломонов, — образует в структурах светской власти “пул православных политиков”, а уж они-то покажут, что такое православное действие». Но нечто подобное в российской истории уже было. Это крайне правые реакционные организации, существовавшие в начале ХХ века, — «Союз Михаила Архангела» В.М.Пуришкевича, «Черная сотня» и другие. С тех пор прошло почти сто лет. И снова в России появляются всякого рода «КПД», присваивающие себе роль ревнителей общественной морали.

Возвращаясь к решениям екатеринбургской конференции, нельзя не сказать, что ее участники с целью противодействия антигосударственной и экстремистской деятельности тоталитарных сект предлагают «по примеру таких стран, как Франция, Германия, Польша и т.д., создать специальные структурные подразделения в Прокуратуре, Федеральной службе безопасности и Министерстве внутренних дел»[29]. Здесь речь уже идет о настойчивом стремлении участников конференции использовать ресурсы государства для защиты Церкви от неких действий тех, кто, по их мнению, состоит в тоталитарных сектах. Озабоченность Церкви защитой своих интересов и сохранением позиций в обществе понять можно, ибо социальный рейтинг ее служителей год от года падает. Но при чём здесь Прокуратура, ФСБ и МВД РФ? Согласно законодательству РФ в нашей стране Церковь отделена от государства, а государство — от Церкви. И с какой стати под прицелом довольно опасных для общества инициатив конференции оказывается учение Рерихов и его последователи? Конференция ссылается на то, что в странах Европы созданы специальные структуры по борьбе с тоталитарными сектами. Однако это не имеет никакого отношения к Рерихам. Наоборот, в европейских странах Рерихов почитают как выдающихся культурных деятелей, и никому там не приходит в голову причислять наших великих соотечественников и их последователей к сектантам.

Столь подробно решения екатеринбургской конференции проанализированы не случайно. Они представляют своего рода идеологическую платформу, вокруг которой в российском обществе группируются силы, враждебно настроенные по отношению к учению Рерихов и Рериховскому движению. Это, прежде всего, сами церковники и госчиновники довольно высокого уровня, с которыми представители Церкви в войне против Рерихов образовали некий союз. Если обратиться к решениям других конференций по тоталитарным сектам, то они по сути ничем не отличаются от решений конференции в Екатеринбурге. К примеру, в документах конференции 2002 года в Виннице говорится о якобы «антихристианском и разрушительном характере движения последователей семьи Рерихов». В том же духе выдержано «Обращение» конференции 2002 года в Запорожье. Возникает впечатление, что, несмотря на географический разброс городов, конференции, которые в них проходили, организованы из единого центра. Я далек от мысли, что этот процесс курировали государственные органы России и Украины, а тем более согласовывали решения конференций по тоталитарным сектам. Скорее всего, роль идеологического координатора играет какая-то церковная структура — уж очень напоминают решения всех конференций определение Собора Православной Церкви 1994 г. относительно учения Живой Этики. Факт же участия в этих конференциях «сектоведа» А.Дворкина и диакона А.Кураева не позволяет усомниться в том, что к их организации причастна Московская Патриархия.

Общественность России и Украины выступила с протестами, направленными против попыток восстановления в этих странах идеологической цензуры, на которую претендует Церковь. Свою позицию в связи с прошедшей в Екатеринбурге конференцией выразил Институт свободы совести (Москва). В заявлении от 14 декабря 2002 года, опубликованном на сайте www.atheism.ru, обращено внимание правоохранительных органов, ученых и широкой общественности на усиление в Российской Федерации деструктивных тенденций, «ведущих к расслоению общества по мировоззренческим принципам, что чревато эскалацией напряженности и распадом Российской Федерации». Далее в заявлении дается правовой анализ итоговых документов конференции. В нем отмечается, что в законодательстве Российской Федерации не существует такого понятия, как «секта», так же как не существует и правового определения «религии». Авторы заявления сожалеют, что «государственные чиновники, обязанные в соответствии со своим должностным статусом обладать высокой правовой и общей культурой, идут на поводу у безответственных “сектоведов”, чем демонстрируют средневековое невежество». В заключение Институт свободы совести заявляет «о недопустимости организации и проведения подобного рода мероприятий, а также необходимости их правовой оценки со стороны прокуратуры».

Лживость прозвучавших на винницкой конференции утверждений об «антихристианском и разрушительном характере движения последователей семьи Рерихов» убедительно показали в своей «Ноте протеста» (06. 12. 2002) рериховские организации Украины, которые являются неотъемлемой частью международного Рериховского движения. «Мы протестуем, — отмечается в этом документе, — против решений запорожской и винницкой конференций, в которых негативные последствия деятельности отдельных организаций, незаконно оперирующих именами Рерихов, переносятся на всё Рериховское движение. Подобные действия можно рассматривать как введение в заблуждение общественности. Это социально опасное явление, которое мы усматриваем в скоординированных действиях определенных структур под прикрытием правозащитной общественной деятельности, является недопустимым.

Итак, поддерживая всяческие инициативы по защите прав человека, мы протестуем против грубого нарушения наших законных прав на изучение и популяризацию наследия семьи Рерихов.

Мы требуем прекращения такой “правозащитной” деятельности и немедленного изъятия из материалов конференции определений Рериховского движения как культа или секты, которые не соответствуют действительности. Это наносит непоправимый ущерб чести, достоинству и деловой репутации участников общественного Рериховского движения культуры. Настаиваем на публичном опровержении клеветнических формулировок в средствах массовой информации». В декабре 2002 года в поддержку рериховских организаций Украины с письменным обращением к журналистам выступил Председатель Комитета по вопросам культуры и духовности Верховного Совета Украины Лесь Танюк. В этом обращении он выразил обеспокоенность тем, что «представители некоторых конфессий позволяют себе ставить “вне закона” художественные и научные направления и стратегии, не являющиеся по своей направленности религиозными».

5. Идеологию церковно-государственных соглашений определяет Православная Церковь

В идеологической войне против учения Рерихов и его последователей представители Церкви, можно сказать без преувеличения, играют ведущую роль. Церковники относят Рериховское движение к религиозной секте. И как это ни покажется на первый взгляд странным, многие госчиновники принимают эти оценки как руководство к действию. Это проявляется в официальных соглашениях между церковными и государственными структурами. Они были заключены, с одной стороны, между властными структурами Кемеровской, Свердловской, Тверской, Ярославской и других областей РФ и, с другой стороны, между соответствующими епархиями РПЦ.

Вот типичный пример — «Соглашение о сотрудничестве администрации Тверской области и Тверской епархии» от 29.05.1998 г., предусматривающее «проведение совместной культурно-просветительской, историко-исследовательской, общеобразовательной и воспитательной работы с использованием форм и методов, присущих как церковным, так и светским структурам». Или «Соглашение о сотрудничестве Комитета по делам культуры администрации Тверской области и Тверской епархии Русской Православной Церкви» от 3.12.2001г. В нем рекомендуется «в учебных заведениях культуры и искусства муниципального и областного подчинения проводить семинары, курсы и факультативы по изучению нравственных ценностей православия». Но задумывались ли руководители Тверской области и Тверской епархии, подписывая эти Соглашения, насколько корректно в правовом плане проводить совместные семинары, курсы и т.д. по изучению православия в школе или вузе, где обучение в соответствии с законодательством РФ носит светский характер?

Возьмем и другую сторону указанных Соглашений. В документе от 29.05.1998 г. предусматривается оказание «возможной поддержки Тверской епархии в восстановлении и обустройстве переданных ей государством зданий, являющихся историко-культурными и архитектурными памятниками, а также и других, имеющих социально значимое предназначение» в виде финансовой помощи. Этим же документом определяется «максимальное облегчение материального бремени епархии и ее организаций, осуществляющих общественно-полезное служение и не имеющих коммерческих доходов». Получается, что госструктуры несут обязательства по материальному обеспечению совместных с Тверской епархией проектов. Но почему государственные средства должны тратиться на подобные цели?

Однако самое главное в этих документах то, что их идеологическую направленность определяет Церковь, которая играет ведущую роль как при заключении этих соглашений, так и в их реализации. В соответствии с «Соглашением между Военным университетом ПВО и Тверской епархией по подготовке к открытию при Военном университете ПВО факультатива православной культуры» от 2001 года Тверская епархия берет на себя их идеологическое наполнение — составление тематических планов проведения «Православных чтений», выделение руководителей занятий и методических пособий. А целью этого факультатива, отмечается в Соглашении, «является удовлетворение потребностей переменного и постоянного состава университета, гражданского персонала и членов их семей в духовно-нравственном развитии и получении православного мировоззрения». Но университет ПВО — государственное учебное заведение, где воспитание и обучение будущих офицеров должно носить светский характер, а Церковь, согласно Закону, не имеет права вмешиваться в дела университета. Поэтому данное Соглашение, так же, как и другие заключенные между Тверской епархией и администрацией Тверской области договора, является нарушением Конституции РФ.

И ещё. Прежде чем заключать соглашения с Тверской епархией, областные руководители должны были вспомнить о том, что в Тверской области проживают не только православные, но и верующие других религиозных организаций и конфессий или вообще не исповедующие никаких религий. Указанные соглашения ставят приходы Православной Церкви и соответственно православных верующих в Тверской области по отношению к другим религиозным организациям и конфессиям в приоритетное положение, ущемляя права больших групп верующих. Поэтому заключение подобных соглашений является прямым нарушением Закона «О свободе совести и религиозных организаций». Однако администрацию Тверской области нисколько не смущает такое некорректное с юридической точки зрения содержание Соглашений. Более того, чиновники Тверской областной администрации, связанные обязательствами с Тверской епархией, эти соглашения вынуждены выполнять. Судите сами.

В декабре 2002 года Тверская рериховская организация передала двухтомник «Защитим имя и наследие Рерихов», изданный МЦР, председателю Комитета по делам культуры администрации Тверской области С.В.Кислухину. Но через неделю он его возвратил. Причина такого поспешного возврата весьма содержательного издания была определена этим чиновником в сопроводительном письме: «Комитет по делам культуры Администрации Тверской области не может заниматься распространением представленной Вами литературы в соответствии с Итоговым документом международной научно-практической конференции “Тоталитарные секты — угроза ХХI века” (Нижний Новгород, 23–25 апреля 2001 г.). Этот документ был разослан Тверской епархией в структурные подразделения Администрации Тверской области в рамках Соглашения о сотрудничестве Администрации Тверской области и Тверской епархии от 29 мая 1998 г.».

По заявлению и действиям г-на Кислухина создалось впечатление, что он работал не в администрации Тверской области, а являлся служащим Тверской епархии — так рьяно он выполнял Соглашение, подписанное ее руководством с областной администрацией. Однако председатель областного Комитета по делам культуры как сотрудник государственного учреждения не имел никакого права руководствоваться в своей деятельности подобными документами. Поэтому господин Кислухин вместе с чиновниками из администрации Тверской области, подписавшими Соглашение о сотрудничестве с Тверской епархией, нарушил законы РФ. Их нарушают и представители Тверской епархии, когда используют структуры государственной власти для распространения информации церковной направленности. Получается, что представители Церкви распространяют в государственных структурах, а через них и среди населения Тверской области свои идеологические установки. Вот еще факты, подтверждающие этот вывод. Архиепископ Тверской и Кашинский Виктор в апреле 2000 года выступил по областному радио с призывом к населению Твери и Тверской области не посещать посвященные Дню Культуры мероприятия Тверской рериховской организации, ежегодно проводимые 15 апреля. Не исключено, что выступление архиепископа на государственном канале явилось реализацией Соглашения о сотрудничестве администрации Тверской области и Тверской епархии. Такие акции церковников приносят свои «плоды»: один из чиновников аппарата губернатора Тверской области назвал Тверскую рериховскую организацию «деструктивной религиозной сектой».

Тверская рериховская организация в 2002 году сделала запрос заместителю губернатора по Тверской области Ю.Ю.Данилову с просьбой разъяснить, на каком основании их общественная организация отнесена к секте. Через несколько недель от высокого чиновника пришел ответ: «В адрес администрации поступают информационные материалы из Тверской епархии, которые администрация обязана учитывать в своей непосредственной деятельности, в том числе при работе с общественными организациями. Так, на основании итогового документа Международной научно-практической конференции “Тоталитарные секты — угроза XXI века” (25 апреля 2001 г.) администрация вынуждена обращать внимание на религиозный компонент в деятельности Тверской областной рериховской общественной организации». Это письмо говорит о многом. Материалы епархии, приходящие в адрес администрации, содержат идеологические установки Церкви, с учетом которых администрация строит свои взаимоотношения с Тверской рериховской организацией. И поскольку в основе деятельности РПЦ лежит жесткая иерархическая структура, то можно предположить, что заключение соглашений Тверской епархии с администрацией Тверской области должны были быть обязательно санкционировано руководством Церкви.

В свою очередь и руководство Тверской области не остается в стороне от укрепления связей с Церковью. «В Тверской области, — отмечает газета “Тверская жизнь” от 17 июня 2004 года, — в настоящее время создается Экономический общественный совет поддержки Русской Православной Церкви. Эта организация призвана найти эффективные способы расширения реальной поддержки Церкви. Те же цели ставит перед собой и Консультативный совет по экономическому развитию Русской Православной Церкви, созданный распоряжением Патриарха Алексия II от 7 июня 2004 г.». Кстати, в состав этого Совета вошел и тверской губернатор Виктор Зеленин. Круг, как говорится, замкнулся. Я проанализировал так подробно схему взаимодействия представителей Церкви и госчиновников на примере Тверской области потому, что ситуация в этом регионе в сфере сотрудничества ее руководства с Церковью является типичной для многих областей России.

Развитие союза Церкви и государства не только поддерживают, но и координируют госчиновники высшего ранга. Полномочный представитель Президента РФ в Центральном федеральном округе Г.С.Полтавченко утвердил состав Комиссии по духовной безопасности — некоего рекомендательного органа при Полномочном представителе Президента РФ в ЦФО. 4 февраля 2005 года состоялось первое заседание Комиссии по духовной безопасности. Согласно опубликованному на сайте «Государство и религия» проекту положения о Комиссии (он был утвержден на указанном заседании с небольшими изменениями) эта Комиссия «образуется в целях осуществления, координации и улучшения информационно-аналитической и научно-исследовательской деятельности в сфере духовной безопасности, а также объединения усилий в этом направлении органов государственной власти и местного самоуправления, средств массовой информации, научных учреждений, неправительственных организаций, общественных и религиозных объединений в субъектах Российской Федерации, входящих в Центральный федеральный округ». Председателем этой Комиссии, радеющем о духовной безопасности всех без исключения граждан, проживающих в ЦФО, является Архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн — он же председатель Миссионерского отдела при Священном Синоде Русской Православной Церкви. Вот так легко в нашей стране решаются вопросы духовной безопасности десятков миллионов граждан, принадлежащих к разным религиозным объединениями и конфессиям или не принадлежащим ни к одной их них. Господин Г.С.Полтавченко, переступив через Конституцию РФ, взял и утвердил Архиепископа РПЦ в качестве председателя указанной Комиссии. Но в связи с этим я не могу не сказать еще об одном вопиющем факте. В эту Комиссию помимо прочих чиновников и лиц духовного звания, а также нескольких ученых входят две личности, имеющие «особые заслуги» в войне против Рерихов.

Одна из них — доцент кафедры национальной безопасности Российской академии госслужбы при Президенте РФ Н.В.Кривельская. Помните — это та Кривельская, которая в 1998 году организовала кампанию в Государственной Думе по удалению Знамени Мира из фойе зала заседаний. Тогда у нее ничего не получилось, но зато мадам попала в «историю», которая со ссылкой на официальные документы описана в первом томе сборника «Защитим имя и наследие Рерихов»[30]. Другой член Комиссии епископ С.В.Ряховский — председатель Российского Объединенного Союза Христиан Веры Евангельской. Этот деятель «отличился» тем, что выступил с заявлением на имя мэра Москвы Ю.М.Лужкова с клеветническими измышлениями против Рериховского движения и программы московского правительства «Москва на пути к культуре мира». Эта история уже изложена в настоящей статье. Исходя из такого «заслуженного» состава Комиссии можно догадаться, какими гарантиями духовной безопасности эта Комиссия обеспечит граждан, проживающих в Центральном федеральном округе.

Рассмотренные факты говорят о том, что в последние годы РПЦ обрела в лице российского государства верного союзника в распространении в обществе своих идеологических установок, которые, в частности, служат базой для идеологической войны церковников против Рерихов. В связи с этим полезно ещё раз напомнить, что Конституция РФ четко разграничивает юридический статус госструктур и религиозных организаций. Переходить эту границу в своих действиях не имеют права ни чиновники, ни представители Церкви, так как в противном случае действия и одних, и других будут расцениваться как прямое нарушение Конституции. Однако в действительности Закон нарушают обе стороны. Служители Церкви распространяют свои документы в структурах государственной власти, а госчиновники принимают к исполнению документы с церковными оценками Рериховского движения. В то же время в статье 14 Конституции РФ отмечается, что «Религиозные объединения отделены от государства», а «Российская Федерация — светское государство»[31].

6. Госчиновники плетутся в хвосте у Церкви

От тверских чиновников и чиновников федерального уровня в их отношении к Рерихам мало чем отличаются чиновники других госструктур России и некоторых других стран. К примеру, государственные научные и образовательные учреждения тиражируют церковные оценки учения Рерихов в учебниках и научных изданиях. В 2004 году в Москве в издательстве «Высшая школа» был переиздан учебник «Основы религиоведения»[32]. Этот учебник рекомендован Министерством общего и профессионального образования РФ для студентов высших учебных заведений. Его рекомендовали к печати рецензенты — заведующий кафедрой философии религии Ростовского государственного университета, доктор философских наук, профессор Н.С.Капустин и доктор философских наук, профессор Н.С.Семенкин. В учебнике отмечается, что «свобода мысли, совести, религии и убеждений интерпретируется в соответствии с международными правовыми документами, законодательными актами в нашей стране»[33].

Но почему же тогда Живая Этика (или Агни Йога) рассматривается в учебнике по религиоведению, где написано: «Синкретические религиозно-философские воззрения развиты в Агни-Йоге»[34]. Это в принципе неверно, так как не соответствует ни научным представлениям, ни юридическим нормам. Живая Этика представляет собой систему этической философии. Это раскрывается в трудах Рерихов, в работах ведущего исследователя их творчества Л.В.Шапошниковой, многих ученых России и других стран. Такая же высокая оценка Живой Этики прозвучала и в выступления учёных на Международной научной конференции «Космическое мировоззрение — новое мышление XXI века», прошедшей в Международном Центре Рерихов в октябре 2003 года. Что касается рассмотрения свободы мысли «в соответствии с международными правовыми документами, законодательными актами в нашей стране» (а, надо полагать, гранью этой проблемы является правомерность анализа Агни Йоги именно в учебнике по религиоведению), то здесь авторы учебника определенно лукавят. Они не могут не знать, что ни одним международным правовым документом учение Живой Этики не причисляется к религиозному учению, а его последователи — к тоталитарной секте.

Кроме того, многие положения Живой Этики авторами «Основ религиоведения» представлены в упрощенной и искаженной трактовке. Чтобы не быть голословным, приведу фрагмент одного из параграфов этого учебника — «Агни Йога»: «В текстах Живой Этики нет систематического, последовательного изложения теории. Читателю постоянно приходится проделывать внутреннюю работу достраивания текста по различным линиям — онтологической, гносеологической, психологической, этической»[35]. Можно допустить, что истинный смысл этого Учения автору этого параграфа было трудно понять. И вообще осмысление Живой Этики — дело не простое. Оно предполагает способность к синтезу. Но, как можно судить по характеру изложения раздела, посвященного Живой Этике, автор этого раздела расчленил это целостное учение на несколько типов «учений» — учение «о высших мирах», «учение об иерархии», «учение о человеке» и т.п., то есть подошел к анализу этого учения с позиций старого мышления[36]. Нельзя исключать и того, что на представления авторов учебника о Живой Этике могли повлиять церковные оценки этого учения.

Церковные оценки Живой Этики просматриваются и в работе О.Ф.Лобазовой «Религиоведение» (М., 2004 г.), рекомендованной учебно-методическим управлением вузов России по образованию в области социальной работы в качестве учебника для студентов, обучающихся по специальности «социальная работа», а также гуманитарных и социально-гуманитарных вузов, колледжей, лицеев и гимназий. Живая Этика в этом учебнике рассматривается в теме «Религиозная философия» в рамках раздела «Надконфессиональная синкретическая религиозная философия». Мало того, что этот учебник рекомендован государственной структурой — УМО вузов России. Его рецензентами являются доктора философских наук, профессора Н.В.Солнцев и В.П.Лященко и кафедра гуманитарных и социально-гуманитарных дисциплин Общевойсковой академии Вооруженных Сил РФ. Автор учебника, помимо включения Живой Этики в рубрику религиозной философии, повторяет и кураевский миф о сверхъестественном происхождении текстов этого Учения. Опровержение этого измышления содержится в рецензии автора данной статьи на книгу А.Кураева «Уроки сектоведения» (М., 2002 г.). Рецензию читатель может найти в данном сборнике.

Попытка рассмотрения учения Рерихов и Рериховского движения предпринята еще в одной книге, которая также посвящена религиозной проблематике. Она называется «Религия и общество: Очерки религиозной жизни современной России»[37]. Рецензентами этой книги выступили ученые, занимающие высокие должности в государственных научных и образовательных структурах[38]. Это академик РАН, заведующий отделом Аксиологии и философской антропологии Института философии РАН Л.М.Митрохин, заведующий кафедрой этнологии и регионоведения Удмуртского государственного университета доктор исторических наук, профессор В.И.Владыкин, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, доктор исторических наук Е.Б.Рашковский.

Являясь рецензентами этой книги, они, так же, как и ее авторы, несут ответственность не только за содержание книги, но и за подход к рассматриваемым в ней проблемам, который должен соответствовать нормам международного права и российского законодательства. Это прежде всего касается помещенной в этой книге статьи Романа Лункина и Сергея Филатова «Рерихианство: Синтетическое мировоззрение или новая религия?», в которой настойчиво проводится мысль, что Живая Этика является учением религиозным. Между тем это суждение не только неверно, но носит клеветнический характер[39]. Такого рода писания бросают тень на высокое имя и Учение выдающихся культурных деятелей, которых мир знает как глубоких мыслителей, блестящих ученых, известных путешественников и самоотверженных подвижников Культуры. Такие публикации также являются нарушением российского законодательства, ибо попирают честь и достоинство и дискредитируют профессиональный статус последователей Рерихов. К тому же Живая Этика ни в международных, ни в российских нормативных актах как религиозное учение не упоминается[40]. Что же касается утверждения Р.Н.Лункина и С.Б.Филатова относительно религиозного характера учения Рерихов, то оно представляет собой не что иное, как переписывание все тех же церковных измышлений.

Эти измышления в последние годы стали распространяться не только в России, но и в некоторых странах ближнего зарубежья. Достаточно напомнить о конференциях по тоталитарным сектам в Запорожье и Виннице, состоявшихся в 2002 году. Есть и другие факты подобного рода. В мае 2003 года в Киеве прошел I Всеукраинский миссионерский съезд, на котором присутствовали свыше 170 представителей из 33 епархий Украинской Православной Церкви, гости из России и Белоруссии, в том числе А.Дворкин и А.Кураев. Государственные органы представлял председатель Комитета по делам религии при Кабинете министров Украины В.Д.Бондаренко. Съезд принял решение обратиться к народным депутатам Украины с предложением о внесении в законодательство страны изменений, в число которых включены и такие, которые призваны не допустить «регистрацию деструктивных культов под прикрытием общественных, культурно-просветительских, медицинско-реабилитационных и подобных организаций». В самом итоговом документе съезда перечень тоталитарных сект и деструктивных культов не оговорён, но настораживает, что теоретическая проработка этих вопросов организована и на государственном уровне.

Кураторы проекта не скрывают, что, если в законодательство Украины будут внесены соответствующие дополнения, то это откроет возможности контроля над общественными объединениями. И если, с точки зрения регистрирующих органов Украины, в каких-то объединениях возникнет «непорядок», то на их деятельность по инициативе властных структур может быть наложен запрет.

В защиту учения Живой Этики, наследия Рерихов и их последователей выступает Украинское отделение МЦР. По его инициативе в декабре 2003 года состоялась Международная научно-общественная конференция «Культурное пространство Украины и наследие Рерихов: актуальность, проблемы, защита». В докладах ученых, культурных деятелей, представителей Рериховского движения Украины, России, Эстонии отмечалось, что творческое наследие Рерихов чрезвычайно актуально для культурного развития Украины. Особую ценность для Украины рериховское наследие представляет именно благодаря созвучию мотивов творчества Рерихов и творчества выдающихся украинских мыслителей Григория Сковороды, Ивана Франко, Леси Украинки, Памфила Юркевича и других. На конференции был поставлен вопрос о жизненной важности объединения всех культурных сил Украины для защиты творческого наследия. В защиту Рерихов и его последователей выступают деятели культуры Украины, руководители творческих союзов. Они последовательно противодействуют попыткам отдельных религиозных деятелей, которые вслед за РПЦ пытаются навязать украинскому обществу негативный образ Н.К.Рериха.

Оценка учения Рерихов, данная Церковью, находит поддержку и у некоторых госструктур Республики Беларусь. В 2002 году Министерство образования Беларуси выпустило документ под названием «О взаимоотношениях государственных учебно-воспитательных учреждений с религиозными организациями и противодействии деятельности деструктивных сект в учреждениях образования РБ», в котором Живая Этика отнесена к религиозно-философским учениям, а также названа расистской оккультно-мистической теорией. Эти выводы, конечно же, не имеют ничего общего с содержанием учения Рерихов.

Белорусское отделение МЦР предприняло ряд действий в защиту учения Живой Этики. Оно обратилось с заявлением к директору Института философии Национальной Академии Наук Республики Беларусь А.С.Майхровичу о том, что Живая Этика является не религиозным, а научно-философским учением. Это раскрывается в содержании Живой Этики и подтверждается в отзывах юристов, ученых и культурных деятелей России. В марте 2002 года Белорусское отделение МЦР направило письмо Министру образования РБ П.И.Бригадину с просьбой рассмотреть вопрос об исключении учения Живой Этики из вышеназванного документа. В качестве аргументов в письме был представлен обширный материал, иллюстрирующий огромный интерес к Живой Этике ученых России и других стран, рассказывающий о научных исследованиях, в которых используются идеи этого Учения. В письме содержались также результаты проведенной учеными и юристами России экспертизы культурно-просветительской деятельности Международного Центра Рерихов, опирающейся на учение Живой Этики. Выводы этой экспертизы подтверждают, что Живая Этика есть научно-философская система, а не религиозное учение. Министерством образования РБ был дан формальный ответ, и вопрос, касающийся неверной оценки Живой Этики, так и остался неразрешенным.

После этого Белорусское отделение МЦР обратилось к руководству Международного Центра Рерихов с просьбой направить в адрес Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко письмо по поводу того, что некоторые госструктуры Беларуси относят Живую Этику к религиозным учениям. Такое письмо белорусскому Президенту, в котором отмечалось, что некоторые государственные структуры Беларуси в своих официальных изданиях дают неправильную оценку учения Живой Этики и высказывалась просьба «…содействовать прекращению распространения клеветнической оценки учения Живой Этики», в сентябре 2002 года было направлено Президентом Международного Центра Рерихов, Заместителем Генерального Секретаря ООН, Чрезвычайным и Полномочным Послом Ю.М.Воронцовым и Генеральным директором Музея имени Н.К.Рериха, академиком РАЕН Л.В.Шапошниковой. В ноябре 2002 года за подписью помощника Президента Республики Беларусь, начальника главного идеологического управления Администрации Президента РБ И.А.Корендо на имя Президента МЦР Ю.М.Воронцова пришел ответ, в котором говорилось, что «публикации оценок названного учения в отдельных изданиях являются личным мнением авторов, а не государственных органов». Таким образом, идеологическое управление Президента Республики Беларусь не поддержало отнесение Живой Этики к разряду религиозных учений. Вопрос в том, чтобы эта оценка была принята в государственных научных и образовательных учреждениях Беларуси.

Факты говорят о том, что идеологическая война против учения Рерихов и их последователей продолжается. Но до сих пор не доказано ни Церковью, ни государством, что учение Рерихов и Рериховское движение есть религиозная секта. Ложь, запущенная диаконом Кураевым, на основе которой было вынесено решение Архиерейского Собора 1994 года о причислении движения последователей Живой Этики к религиозной секте, кочует из постановления в постановление церковных и государственных учреждений. Это свидетельствует о том, что определенные силы стремятся уничтожить Рерихов и их наследие по причинам, не связанным ни с культурой, ни с наукой, ни с каким-либо мировоззрением. «Но как бы не пытались невежды, — пишет Н.К.Рерих, затруднить пути Культуры, все же лучшие элементы человечества останутся на страже всего Священного, Прекрасного и Познавательного. Они перенесут через все потемки Светильник Добра непотушенным. Силою духа своего они воспротивятся всем кощунственным и невежественным разрушениям»[41].

При написании статьи были использованы материалы, предоставленные Байда В.В. (Москва); Германовой Н.П. (Минск); Козаром В.А. (Киев); Северным В. (Москва); Скородумовым С.В. (Ярославль); Чечиной Т.И. (Тверь).


Примечания
1. Иванов А.В., Лоскутов В.А. Сталинский тоталитаризм: сущность и источники развития // Тоталитаризм как исторический феномен. М., 1989. С. 289.
2. Давыдов Ю.Н. Тоталитаризм и бюрократия // Драма обновления. М.: Прогресс, 1990. С. 224.
3. Логинов А.В. Актуальные проблемы государственно-конфессиональных отношений // О социальной концепции русского православия. М.: Республика, 2002. С. 72.
4. Шапошникова Л.В. Космическое мышление и новая система познания // Культура и время. № 3/4, 2003. С. 36.
5 .Шапошникова Л.В. Подвижничество диакона Кураева // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 1. М.: МЦР, 2001.
6. Мир Огненный. Часть 3, 67.
7. Закон о средствах массовой информации. Статья 4.
8. Там же. Статья 39.
9. Там же. Статья 59.
10. Знамя Преподобного Сергия Радонежского. М., 1991. С. 104.
11. Письма Елены Рерих. Минск, 1992. Т. II. С. 167.
12. .Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Книга первая. Мастер. М.: МЦР, 1998. С. 85.
13. Знамя Преподобного Сергия Радонежского. М., 1991. С. 104.
14. «НГ-религии», 5 марта 2003 г.
15. Чистяков Г.П. Откуда эта злоба? // «Русская мысль», Москва, октябрь 1996 г.
16. Панфилова Т.В. Тревожная тенденция // Вестник Российского философского общества. № 4. М., 2004. C. 129 - 130.
17. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви// О социальной концепции русского православия. М.: Республика, 2002. С. 277.
18. Определение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви // Защитим имя и наследие Рерихов. М.: МЦР, 2001. С. 296.
19. Итоговое заявление Международного христианского семинара «Тоталитарные секты в России» (Москва, 16 - 20 мая 1994 г.) // Альфа и Омега, 1994. № 2.
20. Кураев А. Сатанизм для интеллигенции. М., 1997.
21. Рерих Н.К. Культура победительница // Листы дневника. Т. 1. М.: МЦР, 1999. С. 83.
22. Рерих Н.К. Врата в будущее. Рига: Виеда, 1991. С. 223.
23. Письмо ответственного секрктаря МЦР В.В.Фролова заместителю председателя Центрального духовного управления мусульман России муфтию ДУМ Татарстана Ф.Салману, 14 марта 2003 г.
24. Глаголев В.С. Научная экспертиза культурно-просветительской деятельности Международной общественной организации «Международный Центр Рерихов» // Защитим имя и наследие Рерихов. М.: МЦР, 2001. С. 322.
25. Итоговая декларация Международной научно-практической конференции «Тоталитарные секты — угроза религиозного экстремизма». 11.12.2002 г.
26. Там же.
27. Конституция Российской Федерации. М., 1997. С. 7, 8.
28. Итоговая декларация Международной научно-практической конференции «Тоталитарные секты — угроза религиозного экстремизма». 11.12.2002 г.
29. Итоговая декларация Международной научно-практической конференции «Тоталитарные секты — угроза религиозного экстремизма». 11.12.2002 г.
30. Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 1. М.: МЦР, 2001. С. 476 - 483.
31. Конституция Российской Федерации. М., 1997. С. 8.
32. Борунков Ю.Ф., Яблоков И.Н., Никонов К.И. и др. Основы религиоведения: Учеб. Изд. 4, перераб. и доп. М.: Высшая школа, 2004.
33. Там же. С. 2.
34. Там же. С. 373.
35. Там же. С. 374.
36. Там же. С. 374 - 376.
37. Религия и общество: Очерки религиозной жизни современной России. М.: Летний сад, 2002.
38. Там же. С. 2.
39. Гиндилис Л.М., Фролов В.В. Философия Живой Этики и ее толкователи. Рериховское движение в России // Вопросы философии. М., 2001. № 3.
40. Заключение по результатам юридической экспертизы основ деятельности Международной общественной организации «Международный Центр Рерихов» по состоянию на 4 августа 2000 г. // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 1. М.: МЦР, 2001. С. 300 - 319.
41. Рерих Н.К. Опасность разрушений // Листы дневника. М.: МЦР, 1995. С. 52.


Copyright © 2008-2019 Санкт-Петербургское отделение Международного Центра Рерихов
Жизнь и творчество Н.К.Рериха | Выставки | Экскурсии | Научное направление | Защита Наследия Рерихов