Защитим имя и наследие Рерихов - том.3.

«Лжерериховцы» против Рерихов

«Промедление во зле относит от добра с быстротою прогрессии…»

О.А.Лавренова, С.П.Синенко, Л.В.Янковская

От любого пути зла можно повернуть к добру. Но такие возможности лучше всего очевидны на задачах прогрессии. Действительно, каждое промедление во зле относит от добра с быстротою прогрессии. Так, где вчера можно было соскочить с колесницы зла, уже нельзя вернуться к тому же месту сегодня. Это нужно напомнить всем, кто думает, что можно в любое время одинаково скинуть груз зла. Его вещество липко и зарастает малыми правдами...
Напутствие Вождю, 143

…Женщина с едва прорисованным лицом, в светлых одеждах, в платке, напоминающем мафорий Богородицы, несет в руках макет узнаваемого здания — новосибирского «музея» им. Н.К.Рериха, в котором нет ни одной подлинной картины прославленного художника. У ног идущей женщины — народ, расположившийся то ли в яме, то ли в овраге, восторженно вздымающий к ней руки. Мужчина протягивает навстречу идущей женщине голенького пузатенького младенца…

Эта картина, названная самодеятельным художником «Явление музея», помещена на обложке одного из журналов Сибирского Рериховского общества — (СибРО) «На Восходе».

Авторы журнала, сами того не желая, подобным образом дали чрезвычайно точный символический портрет своего общества, в котором сочетаются сусальная слащавость и выхолощенность, пустота «духовного дара», предлагаемого людям, неоправданно большие претензии руководства и размещение всех остальных — в яме.

Претензии на исключительность далеко завели ранее сильное общество, когда-то действительно работавшее во благо. Оно было одним из первых отделений Международного Центра Рерихов, обладавшим немалым потенциалом и пониманием своих задач. Начиналось все так перспективно — общество вело большую культурно-просветительскую работу, и к нему притянулось много ищущих сердец — рериховские общества со всего Кузбасса, из Екатеринбурга, Пензы, Тюмени, Тамбова, Сургута, Томска, Омска, Ростова-на-Дону, Кургана, Барнаула, Горного Алтая, Красноярска, Павлодара, Алма-Аты, Бишкека и многих других малых и больших городов и селений нашей необъятной страны. Люди тянулись к источнику духовных знаний, к имени Рерихов; не последнюю роль в этом притяжении играло и другое имя — живая легенда, ученица Б.Н.Абрамова, признанного Ученика самих Рерихов. Ежемесячные «круглые столы» собирали полный зал, приезжали соратники более чем из полусотни городов, каждый старался чем-то помочь. СибРО, тогда еще отделение МЦР, поддерживало МЦР в нелегкой борьбе против чиновников, намеревавшихся уничтожить первый общественный музей — Музей имени Н.К.Рериха в Москве.

Были, конечно, и трения, были свои амбиции. Например, чувство собственного духовного превосходства — «в Москве голова, но сердце, а значит истинная духовная преемственность не там…». Но до поры до времени это чувство из недр дружного коллектива общества наружу не выходило и сотрудничеству с МЦР не мешало, тем более, что это сотрудничество было прописано в основных документах общества. В Уставе Сибирского Рериховского общества 1990 года говорилось, что «Общество действует при Советском Фонде Рерихов, признает его Устав, поддерживает его деятельность и оказывает моральную и материальную помощь».

В 1993 году в журнале «Перед Восходом» было напечатано обращение руководителя СибРО Н.Д.Спириной, показывающее, что в те времена ей было присуще признание законов иерархической преемственности и знание истинной духовной ценности переданного на Родину наследия Рерихов. «Он (С.Н.Рерих. — Авт.) завещал эти дары не государственному учреждению, но общественности через Л.В.Шапошникову. <…> Можем ли мы сомневаться в степени распознавания людей, которое присуще высокому духу? Можем ли допускать мысль, что мы знаем лучше, чем он, кто чего достоин и кто на что способен? <…> Допуская сомнение в этом, мы допускаем сомнение в нем самом. <…> Сомнение в Учении Живой Этики в одном случае названо ужасом, в другом — безумием. Так можно впасть в безумие. <…> Но последние дары он устремил именно на свою Родину и избрал для исполнения своей воли женщину, сильную и мужественную, решившую взять на себя этот подвиг, эту огромную ответственность за священное наследие. Оспаривающие это завещание Святослава Николаевича идут не только против воли ушедшего, но и против воли Пославшего его нам. И это страшно»1. Так проникновенно написано в газете, весь номер которой целиком посвящен защите МЦР и воли Святослава Николаевича, а также размещены документы и обращения.

Но, как писала Е.И.Рерих «тщеславие, властолюбие и самомнение — самые страшные бичи»2. Они уже не в первый раз возникают на пути Рериховского движения, и поэтому не лишне обратиться к урокам истории. Предательство троих сотрудников нью-йоркского Музея Николая Рериха — Эстер Лихтман, Луиса и Нетти Хоршей дало нам многие клише и матрицы изворотов лукавого сознания.

Это предательство началось с того, что сознание некоторых сотрудников, чьи действия должны были бы базироваться на философской системе Живой Этики, не было подготовлено к принятию одного из основополагающих законов этой системы — закона Иерархии. На соблюдении этого закона зиждется все созидательное творчество, имеющее в своей основе стремление к Высшему. «Творчество Наше требует утверждения Иерархии во всей широте, во всем понимании, во всей красоте. Явление понимания Иерархии открывает все возможности»3, — так свидетельствовали Создатели Живой Этики, Махатмы Востока. Каковы бы ни были стремления и амбиции человека, связь с Высшим становится невозможной при непринятии ближайшего иерархического звена, при отвергании тех, кто принял большую ответственность в созидании. Трое американских сотрудников стремились к тому, чтобы упразднить это связующее звено и остаться без руководящего начала, без мудрости тех, кто позвал их на путь служения Высшему.

Предательство Хоршей совершилось не сиюминутно, оно созрело постепенно — на благодатной почве недовольства и неудовлетворенных амбиций. Одним из важных его звеньев было возвращение в Америку Эстер Лихтман, которая довольно долго пробыла в Кулу в гостях у Е.И.Рерих. Эстер возомнила, что она имеет уникальное право на общение с Высшим, на получение организующих творческих импульсов для американского сообщества сотрудников, на непосредственное наставничество Великих Учителей. И, удивительное дело, американские сотрудники поверили самовозвеличиванию Эстер Лихтман. Прежде всего ей поверили супруги Хорши. Распознавание, одно из наиболее важных качеств, требующее честности перед собой, оказалось им не свойственно. Как показывает история, для того, чтобы распознать, необходимо желание распознать. Если этого желания нет, значит заблуждаться человеку выгодно. В той ситуации, которая сложилась в 1935 году, Хоршам было выгодно именно «поручительство» Эстер Лихтман, а не ручательство Е.И.Рерих — мудрой наставницы, которая далеко не всегда говорила приятные слова, но также строго спрашивала за недочеты. А последних накопилось уже очень и очень много, ибо в ответственные моменты действовали далеко не так, как следовало бы. Эстер — это человек, который всегда под рукой и всегда одобряет действия своих друзей, более того, одобряет не только от своего имени, но утверждает, что передает это одобрение свыше.

Точно так же и в современности: причина всех уклонений от пути и явных предательств — в самовозвеличивании одних, и в слепой или расчетливой вере других. В этом процессе СибРО, к сожалению, не стало исключением.

В 1993 году покинул этот мир С.Н.Рерих, при жизни которого большинство рериховских обществ на деле или хотя бы на словах старались поддерживать основанный им Центр-Музей и работать в соответствии с правилами Живой Этики. После ухода последнего из Рерихов многие общества, что называется, «пошли в разнос», — разрушительная сила амбиций отдельных их членов оказалась намного сильнее вычитанных в книгах этических норм. В 1995—1996 гг. в СибРО началась серия внутренних процессов, в результате которых весь состав правления, кроме почетного председателя Н.Д.Спириной, сменился в короткий срок. В результате этих «переворотов» СибРО, тогда еще отделение МЦР, реорганизовалось в 1996 году по типу общины в СибУр (Сибирско-Уральское общество, или в другой интерпретации — «Свет Сибири»). Правда, это «сияние» просуществовало недолго и незаметно распалось. Весьма показательно, что СибРО, не известив МЦР о своей реорганизации, в том же году неожиданно прекратило сотрудничество с Международным Центром Рерихов. В этот период СибРО, не согласовывая свои действия с руководством МЦР, сняло с себя статус отделения МЦР и внесло соответствующие изменения в свой Устав.

В совет СибРО пришли новые люди, прежний состав был выведен в течение трех лет не только из Совета общества, но и из общества. Сотрудники СибРО называли этот процесс «духовной революцией», которая коснулась не только самого общества, но и его филиалов и даже других рериховских обществ, как, например, Уральского (г.Екатеринбург), Тянь-Шанского (г.Фрунзе), Тверского, Ярославского и других. Следствием этой так называемой «революции» явились попытки смещения председателей рериховских обществ, не поддерживающих линию самовозвеличивания СибРО и активно сотрудничающих с МЦР. В некоторых обществах это происходило довольно жестко, то есть у председателя просто изымались все документы и печать, выносились грубые и недостойные «приговоры» — в рамках отдельных обществ насаждался авторитарный стиль правления. Результатом таких «бездуховных революций», как правило, становился распад общества, образование нескольких малочисленных групп. Эти «партийные чистки» происходили в основном после «агитпоездок» актива СибРО по городам и весям. Такая вот гремучая смесь советской психологии и неправильно понятого этико-философского учения Рерихов. Для некоторых обществ эти процессы оказались губительными, но многие успешно преодолели разрушительные тенденции, окрепли и сплотились вокруг основанного С.Н.Рерихом Центра-Музея в Москве.

Несмотря на прекращение отношений по инициативе СибРО, Международный Центр Рерихов, высоко оценивая труды ныне покойной Н.Д.Спириной, почетного председателя упомянутой организации, неоднократно заявлял о своей готовности возобновить прерванное сотрудничество. Однако встречная «инициатива» со стороны СибРО превзошла самые неожиданные варианты.

Напомним, что в 1992—1993 годах руководство МЦР давало шанс СибРО принять у себя в городе подлинное художественное наследие Н.К.Рериха и участвовать в создании новосибирского филиала Музея имени Н.К.Рериха под эгидой Международного Центра Рерихов на базе Сибирского отделения РАН. Но яркие конфетные обертки нераздельной власти оказались привлекательнее истинной драгоценности наследия Рерихов, принять которое было возможно, только проявив подлинное и деятельное сотрудничество. Филиал Музея имени Н.К.Рериха в Новосибирске не состоялся по причине все тех же неудовлетворенных амбиций СибРО (тогда еще отделения МЦР). Пока вице-президент МЦР Л.В.Шапошникова вела переговоры с Сибирским отделением РАН, состоялось закрытое заседание Правления Новосибирского отделения МЦР. На этом заседании, не поставив руководство МЦР в известность, из членов СибРО выбрали директора филиала Музея имени Н.К.Рериха, Любовь Ивановну Борину. Как видим, это отделение МЦР и не собиралось принимать во внимание, что на должность директора филиала Музея уже подобрана кандидатура — Н.Н.Покровский. Естественно, в подобной обстановке решение вопроса о создании сибирского филиала Музея имени Н.К.Рериха было невозможно.

И сегодня СибРО не сожалеет об утерянных возможностях, а удовлетворяет свои амбиции иным, более доступным способом — путем самовозвеличивания себя и значимости своего «музея».

СибРО сделало свой выбор уже тогда, когда своими действиями сорвало возможность перемещения части наследия Рерихов в Новосибирск, и вскоре совсем по-иному определило свои приоритеты. Сейчас в городе стоит пустой «музей», определённый Н.Д.Спириной как «ясносияющее место». Возможно, его внутренней пустоте придается какой-то особый смысл? Но нет. Его создатели довольно традиционно понимают предназначение этого «музея», в то же время «не замечая» истинной глубины и размаха деятельности Международного Центра Рерихов. 28 февраля 2001 на «круглом столе» СибРО Н.Д.Спирина так охарактеризовала МЦР (присовокупив к нему Музей Николая Рериха в Нью-Йорке): «Они больше занимаются земным устроением своих музеев, земными делами. Очень хорошими, может быть. Они там устраивают концерты, выставки, много хорошего и полезного делают, но вот о духовной стороне как-то мало от них слышим. Чисто духовное». Ныне на «чисто духовное» значение, на беспрецедентную роль в «России Азиатской» претендует новосибирский «музей». Чем же он прославится, по мысли его создательницы? Оказывается, «там будут проводиться выставки картин Н.К.Рериха и репродукций, литературно-музыкальные слайдпрограммы, экскурсии, встречи»4. Та же музейная работа, только в «музее», не имеющем своего фондового собрания — что само по себе нонсенс. Основа каждого музея — его фонды, представляющие собою художественную или историческую ценность, единицы хранения которого должны быть поставлены на государственный учет и включены в негосударственную (или государственную — если речь идет о государственном музее) часть музейного фонда Российской Федерации. Если таковых не имеется, а в залах выставляются лишь репродукции или выставки из других музеев, то это заведение должно обозначаться как выставочный или культурный (учитывая проводимую в его стенах культурно-просветительскую работу) центр, но не как музей.

В случае со своим «музеем» руководство СибРО не только довольно успешно подменило истинное духовное и музейное содержание «музееподобной» формой, но и в пароксизме самоослепления наследие Рерихов, хранящееся в МЦР, было определено им не более чем «материальные ценности»5. Напомним, что это наследие включает в себя не только картины Николая Константиновича — «Свет, сконцентрированный в цвете», но также полотна кисти Святослава Николаевича, эпистолярное, литературное и философское наследие Рерихов, уникальные записи Елены Ивановны, свидетельствующие о ее огненном опыте и содержащие величайшие духовные откровения Бесед с Учителем. И то, что это уникальное духовное, философское и художественное наследие было названо лишь «материальными ценностями» и в «письмах с мест» (из филиалов СибРО и его сателлитов), показывает, насколько широко и целенаправленно распространяются метастазы зла от этого некогда перспективного общества, так круто поменявшего свои ориентиры, назвавшего белое черным, а черное белым.

И, как водится, нереальным пением сирен звучит текст журнальной статьи: «В нашем городе создан Музей Н.К.Рериха — это и есть начало (выделено нами. — Авт.) воплощения Учения Живой Этики в реальную материальную форму. <…> Музей Н.К.Рериха в Новосибирске явится центром изучения и распространения высоких идей Учения Живой Этики не только в России, но и во всем мире, и магнит его будет неуклонно возрастать. <…> И множества будут стекаться к нему, чтобы утолить свою духовную жажду из живого действующего источника. <…> И какое счастье, что каждый из нас может внести свою посильную лепту в это строительство, знаменующее начало Новой Эпохи (выделено нами. — Авт.)»6. Таким образом, полностью оказался «забыт» уже существующий Центр-Музей, созданный Святославом Рерихом, и явивший собой действительное начало воплощения в нашей стране идей Живой Этики, и начало, положенное одним из четверых Рерихов. Но даже такая подмена оказалась неудовлетворительной для Натальи Спириной, поставившей свое начинание выше уже реализовавшегося начинания Рерихов. По ее мнению, Новая Эпоха началась не в сроки, указанные Е.И.Рерих, а ее наступление оказалось напрямую связанным со строительством «музея» в Новосибирске. Напомним, что Елена Ивановна писала в 1949 году: «Новая Эра началась 17 октября, когда Враг был изгнан из нашей Солнечной Системы»7.

Такие амбиции далеко не новость. В СибРО давно культивировалась мысль, что центр эволюционного развития вскоре должен переместиться в «Россию Азиатскую», и давно найдена «достойная» кандидатура, чтобы его возглавить. Это «звено Иерархической Цепи», переходящей через старших Рерихов к их «самому достойному» духовному ученику Б.Н.Абрамову и далее — к его «духовной ученице» Н.Д.Спириной. Эта весьма отдаленная и спорная преемственность (как мы знаем, духовное наследие Б.Н.Абрамова было передано другому его ученику — Б.А.Данилову) утрировалась до абсурда, и Спирина величалась «ученицей Рерихов во втором поколении». Рядом с ее именем на страницах возглавляемого ею журнала иногда ставился знак «Майтрейя Сангха»8. Этим знаком отмечались только книги Живой Этики. Елена Ивановна, ближайшая сотрудница и ученица Махатмы, из величайшей скромности не ставила свое имя рядом со знаком Учителя, ее же самоназванная «ученица во втором поколении» гораздо трепетнее относится к собственному имени, ставя его в один ряд с Великими. И, так же, как Горчаков призывает всех во имя Высшего прежде всего материально помогать его малограмотной газете, неоправданно носящей высокое название «Знамя Мира», так же, как Лунев, пугая концом Света, призывает финансировать журнал «Урусвати» и выставки «Русь - Индия», Наталья Спирина призывала помочь строительству, обосновывая это своеобразной апокалиптичностью нашего времени. Очередной этап стройки был ознаменован статьей, озаглавленной «Помогите строить Мою Страну…», и под таким высоким призывом предлагалось оказать помощь деньгами, «произведением взаимозачетов, любыми стройматериалами, сырьем (уголь, металл, лес, горюче-смазочные материалы), продуктами питания, транспортными услугами по доставке необходимых материалов»9. В 2003 году Наталья Спирина в иной редакции практически повторила ту же мысль о душеспасительном характере труда на благо СибРО в последние времена: «Сейчас время роковое, можно сказать отборочное. Данный период особенно знаменателен тем, что один окончательно утвердится в Свете, а другой безвозвратно предастся тьме. <…> …Будущее уже создано в Высших Сферах, но нужно воплотить его на земном плане. Наша задача — помочь иерархии в этом спасительном труде. Этой цели служат и созидающийся Музей Н.К.Рериха в Новосибирске, и журнал «На Восходе», и наши «круглые». И «квадратные» столы»10.

Как здесь не вспомнить слова самой Спириной: «Большинство предательств сознательны и мотивированы корыстными целями»11. И к великому сожалению, прикрываясь именами Учителей, размахивая, как флагом, идеей «музея» в Новосибирске, СибРО теперь ведет откровенно разрушительную работу. Предательство Высоких идеалов свершилось…

По инициативе Международного Совета Рериховских организаций была начата международная акция «Набат совести», направленная на исполнение воли С.Н.Рериха, возвращение законному владельцу — МЦР — 288 картин Н.К. и С.Н.Рерихов, которые незаконно более 10 лет удерживаются государственным Музеем Востока при прямой поддержке Министерства культуры. В этой акции приняли участие многие рериховские организации и общества разных стран мира, видные общественные и государственные деятели, ученые и художники, музыканты и педагоги, работники музеев и библиотек, а также воинские части и целые учебные заведения, школы и ВУЗы.

Новосибирские ученые и многие сибирские рериховские группы поддержали эту акцию, фактически являющуюся формой гражданского протеста против произвола государства в сфере культуры и циничного пренебрежения последней волей известного художника и общественного деятеля. Но акция в защиту воли Святослава Рериха, передавшего своей Родине наследие, часть которого была фактически похищена чиновниками, не только не была поддержана СибРО, но всем его филиалам и сателлитам было рекомендовано не поддерживать её. Год спустя СибРО пригласило на свою ежегодную конференцию представительницу Музея Востока О.В.Румянцеву, и о чем шептались с ней в кулуарах создатели пустого «музея», нетрудно догадаться — надо же чем-то наполнять его залы, так почему бы не той коллекцией, о которой ведутся судебные тяжбы с ее законным владельцем — Международным Центром Рерихов? Об этих намерениях свидетельствует «коллективная медитация» о перемещении этих картин в новосибирский «музей», спонтанно организованная в перерыве между заседаниями участниками конференции.

В 2004 году Международный Совет рериховских организаций начал качественно новую акцию «SOS Культуры: наследие Рерихов в опасности», поскольку госчиновники по-прежнему удерживают картины, многие из которых утрачены (о чем свидетельствуют расхождения в списках картин из завещательного распоряжения С.Н.Рериха и картин, незаконно поставленных на учет в Музее Востока). Но СибРО, имеющее иные планы, естественно, опять не присоединилось к отстаиванию воли С.Н.Рериха.

Возвеличивая себя, претендуя на роль лидера в Рериховском движении, СибРО и его руководство не преминуло попытаться очернить держателя наследия Рерихов, средоточие созидательных сил этого Движения. Чтобы хотя бы «подержаться» за упомянутую коллекцию (окончательно прибрать к рукам такую ценность госчиновники не дадут), СибРО активно подключилось к кампании черного пиара, развернутой вокруг МЦР и общественного Музея имени Н.К.Рериха. То, что МЦР ведет судебный процесс против государственных чиновников, незаконно «национализировавших» коллекцию из 288 картин Н.К. и С.Н.Рерихов, завещанную Центру-Музею ее владельцем, Святославом Николаевичем Рерихом, — слишком опасное явление для государства, не изжившего наследия тоталитаризма. Тому, кто посмел судиться с аппаратчиками, «любое лыко поставят в строку», лишь бы отстоять «национальное достояние» от «посягательств» его законного владельца. Как необходима активная поддержка общественного мнения в этой критической ситуации отстаивания прав независимой культуры! Но сибирское общество перешло на сторону госчиновников, окончательно предав дело Великой семьи.

СибРО подключилось к этой кампании очень кстати для ее организаторов — за этим обществом еще сохранились остатки его былого авторитета и влияния на другие рериховские общества региона. Журнал «На Восходе» не постыдился публиковать грубые и невежественные «отклики с мест», умело организованные все теми же «агитпоездками» или «агитзвонками», спровоцировавшими в свое время ряд расколов в общественных организациях последователей идей Рерихов. Не постыдился и откровенной клеветы на вице-президента МЦР Л.В.Шапошникову, вылитой на страницы журнала, носящего столь патетическое название.

Первая пиар-акция с участием СибРО была проведена «в защиту» издательства «Сфера», в 2002 году незаконно издавшего дневниковые записи Е.И.Рерих, нарушившего не только авторские права МЦР, как держателя наследия, но и волю самой Елены Ивановны. Тогда руководство СибРО выступило еще довольно осторожно, постаравшись высказать и свое неодобрение преждевременной и невежественной публикации сокровенных текстов, сделанной с подачи Д.Энтина, директора музея Николая Рериха в Нью-Йорке, и, по возможности, осудить законные (и по необходимости жесткие) действия МЦР против нарушителей авторского права. Напомним, что после того, как в Америке совершилось предательство, действия Е.И. Рерих в защиту своих прав и в защиту Учения были интерпретированы предателями как «разрушительные», ибо якобы были направлены на то, чтобы «разъединить» круг сотрудников Музея Николая Рериха в Нью-Йорке. Трио писало угрожающие письма Е.И.Рерих — чтобы она «не смела вбивать клин» между ними и остальными сотрудниками — так они воспринимали ее справедливые замечания. Параллель с современностью очевидна — именно те, кто встал на защиту воли Рерихов, сейчас обвиняются в «раздувании скандала» и «разъединении» Рериховского движения. К «обвинителям» присоединилось и СибРО. И на этот раз данный прием применен в соответствии со всеми правилами ведения информационной войны, что наводит на следующее, не менее интересное предположение.

Эти нападки переросли в поток брани и огульных поношений в связи с фактом государственной регистрации в Роспатенте знака Знамени Мира (автор — Н.К.Рерих), которую по праву осуществил Международный Центр Рерихов как держатель авторского права и наследия Рерихов. Регистрация знака была предпринята согласно распоряжению С.Н.Рериха, который таким образом предполагал защитить знак от нечистых рук, прикрывающих им свои неблаговидные дела. «На воре шапка горит», — гласит русская пословица. Именно те, кто уже засвидетельствовал свою неблагонамеренность в использовании имени Рерихов и разработанных ими символов, возопили о «кощунстве» и «несправедливости». В их числе оказалось и СибРО, теперь уже откровенно выступившее в одной связке с предателем воли Е.И.Рерих Д. Энтиным и иже с ним. В своем открытом письме «За кем идете?» СибРО преступило всякие этические границы, без стеснения выплеснув всю свою злобу в адрес доверенного лица С.Н.Рериха — Л.В.Шапошниковой: «Из личной выгоды и желания доминировать Л.В.Шапошникова посягнула на этот величайший Божественный Символ путём низведения его до товарного знака и этим как бы уничтожая всё его высочайшее духовное общемировое значение. Кому Л.В.Шапошникова служит?!»12 Как обычно, собственная болезнь проецируется на весь окружающий мир, на тех, кто, по счастью, остался здоров в зараженном самостью сообществе.

У СибРО к Л.В.Шапошниковой много «претензий», за которыми скрывается главная и неизлечимая обида: почему С.Н.Рерих, выполняя волю своих родителей, создал Центр-Музей в Москве (а не в Новосибирске!) и передал туда уникальное наследие! Почему тот, кого Е.И.Рерих в полном знании духа называла Махатмой, назначил своим доверенным лицом известного индолога, писателя и путешественника Л.В.Шапошникову, а не преподавателя музыки и поэтессу Н.Д.Спирину! Но ведь за этим, казалось бы, юридическим актом стоит величайшее духовное доверие, и потому именно этот факт стараются извратить поклонники Спириной. «Пора, в конце концов, осознать, что иерархическая преемственность находится там и в том, что было создано самим Махатмой, принимавшим Указы Учителя. К сожалению, наше рериховское движение, за немногим исключением, оказалось незрелым и неподготовленным к тем культурно-духовным задачам, которые ставят перед ним Жизнь и Эволюция. Можно ли это исправить? Несомненно, но при условии соблюдения Закона Иерархии и отречении от самости. Последнее связано с огромной внутренней работой каждого члена нашего движения»13.

Согласно завещанию С.Н.Рериха от 19 марта 1990 года МЦР, правопреемник СФР, а не СибРО, не Музей Востока, является единственным хранителем и распорядителем наследия Рерихов. Сообщая о своем решении создать общественный Центр-Музей, С.Н.Рерих однозначно дал понять, что выполняет волю не только своих родителей, но и Духовного Руководителя. Когда-то Н.Д.Спирина осознавала это, и тем острее, видимо обида «ученицы во втором поколении». В своем известном письме «Медлить нельзя!» С.Н.Рерих указал, что все рериховские организации должны помогать Центру-Музею, оберегать его от нападок, ибо именно здесь сосредоточено духовное наследие Рерихов, данное человечеству на века вперед. Что будут хранить в новосибирском «музее» — украденную коллекцию или яркие конфетные обертки неоправданных амбиций?

Пытаясь принизить других, невозможно утвердить свой духовный уровень. Когда-то известное на ниве созидания Культуры Сибирское Рериховское общество — теперь в прошлом. «Так, где вчера можно было соскочить с колесницы зла, уже нельзя вернуться к тому же месту сегодня»14, и колесница, влекомая резвыми конями — непомерным самомнением, самовозвеличиванием и пустой обидой, — увлекла СибРО уже очень далеко, на тропу информационной войны против Центра-Музея, бережно хранящего наследие Рерихов и мощно развивающегося согласно утвержденной С.Н.Рерихом концепции.

Информационная война против независимой Культуры, против имени Рерихов и их наследия, сосредоточенного в надежных руках, не способна повлиять на ход истории, складывающийся по своим законам. Международный Центр-Музей имени Н.К.Рериха, созданный по воле его младшего сына, известного художника и общественного деятеля, Святослава Николаевича, растет и развивается в полном соответствии с концепцией его Основателя, бережно хранит завещанное ему наследие. Его работа настолько широка и многогранна, что требует нового осмысления. В Музее имени Н.К.Рериха сейчас выставлено более 200 полотен Н.К.Рериха, С.Н.Рериха, живописных и графических произведений Ю.Н.Рериха. Центр-Музей продолжает организацию и проведение передвижных выставок картин Николая Константиновича и Святослава Николаевича Рерихов в России и за ее пределами. МЦР ведет научно-исследовательскую работу в области описания, изучения и публикации богатейшего архива семьи, переданного С.Н.Рерихом, развития идей Живой Этики и введения их в научный оборот. Ежегодно МЦР проводит научно-общественные конференции, становящиеся событием в мире новой науки. Для многих и многих Центр-Музей стал фокусом духовного притяжения, и как магнит, он совершенно по-новому формирует культурное и духовное пространство, определяя рисунок силовых линий Культуры как Почитания Света.


Примечания
1. Перед Восходом. № 5, 1993. С.1.
2. Рерих Е.И. Письма. Т. III. М.: МЦР, 2001. С. 346.
3. Иерархия, 83.
4. Спирина Н.Д. Счастливый город. http://www.sibro.ru.stol
5. На Восходе. Спецвыпуск от 24 ноября 2002 г.
6. Спирина Н.Д. Счастливый город. http://www.sibro.ru.stol
7. Рерих Е.И. Письма в Америку. В 4 т. Т.4. Письмо от 1 ноября 1949 г.
8. См.: На Восходе. № 12, 2000. С. 11.
9. «Помогите строить Мою Страну…» // Перед Восходом. № 5 (49), 1998. С. 15.
10. Спирина Н.Д. Счастливый город. http://www.sibro.ru.stol
11. Собеседования // На Восходе. № 1, 2001.
12. На Восходе. Спецвыпуск от 24 ноября 2002 г.
13. Шапошникова Л.В. «Позвольте мне сойти с пьедестала…». В сб.: Беседы с Учителем. Избранные письма Е.И.Рерих. Рига, 2001. С. 246.
14. Напутствие Вождю, 143.


Copyright © 2008-2019 Санкт-Петербургское отделение Международного Центра Рерихов
Жизнь и творчество Н.К.Рериха | Выставки | Экскурсии | Научное направление | Защита Наследия Рерихов