Защитим имя и наследие Рерихов - том.3.

Ограбление по-государственному

Фальшивка от Швыдкого

В Хамовническом районном суде Москвы повторно рассматривается дело о наследии Рерихов

Валентин Смыслов
Газета «Русский курьер», 22 июля 2004 г.

Говоря строгим юридическим языком, районный суд будет повторно рассматривать вопрос о том, является ли Международный Центр Рерихов законным правообладателем наследственного имущества Святослава Рериха. Два года назад этот районный суд, изучив все обстоятельства дела, вынес утвердительный вердикт — да, является. Суд установил факт принятия Международным Центром Рерихов наследственного имущества С.Н.Рериха.

Для справки: В 1990 году, выполняя волю родителей, младший из семьи выдающихся художников и мыслителей Святослав Николаевич Рерих на основании своего завещания передал созданному им Советскому Фонду Рерихов принадлежащую ему часть семейного наследия. В том числе и 288 картин (своих и отца), которые он оставил ранее в СССР под временное попечительство Министерства культуры для организации выставок. После распада СССР в 1991 году по предложению С.Рериха Фонд был переименован в Международный Центр Рерихов (МЦР). Не забыл С.Рерих сделать и дополнение к своему завещанию, в котором признал право МЦР на переданное в СФР наследие. На основании этого дополнения Хамовнический районный суд и признал право МЦР на наследственное имущество С.Рериха.

Казалось, правовая точка в многолетнем споре — кому принадлежит коллекция — поставлена: Минкульт должен возвратить картины согласно воле завещателя в Международный Центр Рерихов. С 1989 года эти полотна Министерство культуры хранит в запасниках Государственного музея Востока.

Увы, воля завещателя до сих пор не исполнена. Ни одна из картин не передана.

Почему? Как оказалось возможным такое отношение к выполнению последней воли великого соотечественника?

Узнав о решении суда, в июле 2003 года министр культуры РФ Михаил Швыдкой обжаловал решение Хамовнического районного суда в Президиуме Московского городского суда. Что и говорить, жалобщик — влиятельное лицо. А известно, как отечественная Фемида чтит влиятельные лица. И в нашем случае — почтила, вошла в положение. Президиум Мосгорсуда удовлетворил жалобу министра — отменил решение Хамовнического суда г. Москвы и вернул дело на новое рассмотрение.

Каким образом бывшему министру Швыдкому и Президиуму Мосгорсуда удалось оспорить очевидное? Ведь невозможно отменить ясно выраженную волю завещателя. Еще Апостол Павел предупреждал: «Братия! Говорю по рассуждению человеческому: даже человеком утвержденного завещания никто не отменяет и не прибавляет к нему….». Открывал ли экс-министр Библию?

Как выясняется, в нашем суде (секрет Полишинеля) возможно все. М.Швыдкой обосновал свою жалобу тем, что именно он является представителем собственника наследия Рерихов. А собственником якобы является государство в лице Министерства культуры.

Когда и каким чудесным образом смогло государство закрепить за собой право на чужую собственность? Ведь оно никогда и никем (в первую очередь самим завещателем) не признавалось собственником рериховского наследия. Наоборот, Святослав Рерих ясно и четко изложил свою волю, заверив у нотариуса завещательное распоряжение и дополнение к нему — переданное семейное наследие должно принадлежать созданной им общественной организации.

Удивительно, но надзорная инстанция Мосгорсуда даже не истребовала доказательств по поводу самовольного присвоения представителем Минкультуры статуса собственника. Хотя если бы истребовала, то не получила бы ни одного документально значимого в правовом отношении подтверждения. Кроме сомнительного приказа директора Государственного музея искусств народов Востока (ныне Государственный музей Востока) г-на Набатчикова от 25 февраля 1993 года, на основании которого картины с временного хранения вдруг перекочевали на постоянное хранение. Показательная деталь: совершил эту незаконную акцию директор госмузея наспех — буквально через несколько недель после смерти Святослава Николаевича Рериха.

И в то же время Мосгорсуд отказался принять к рассмотрению само завещательное распоряжение Рериха и дополнение к нему, где он четко изложил свою волю.

Таким образом, бывший министр культуры М.Швыдкой ввел Мосгорсуд в заблуждение. Суд не получил ни одного документа, подтверждающего документально полномочия Швыдкого как представителя собственника. Тем не менее надзорная инстанция отменяет решение Хамовнического райсуда и требует рассмотреть дело повторно. Фактически Хамовническому суду настойчиво рекомендовано пересмотреть свое ранее принятое законное решение и опереться при новом рассмотрении на фальшивку Швыдкого.

Бросается в глаза и другой очевидный даже для начинающего юриста нонсенс, который странным образом прошел мимо внимания судей Мосгорсуда. По закону в случае смерти владельца принадлежащее ему имущество становится наследственным имуществом. Оно переходит к наследникам, если нет таковых — то к ближайшим, а затем и к дальним родственникам. Если и их нет, только в этом случае и не ранее 6 месяцев государство может получить права на это имущество. Причем права эти еще должен подтвердить суд.

Но директор госмузея г-н Набатчиков присвоил картины Рерихов спустя три недели после смерти владельца. Наплевав на закон, на имущественное право. Государство из гаранта наследственного права сразу же выступило объектом присвоения не принадлежащей ему собственности. И это никого в Президиуме столичного суда не возмутило. Согласитесь, странная позиция.

Мы оставляем за скобками изложение сложной драмы, которая на протяжении 15 лет развивалась вокруг присвоенных Минкультом 288 картин из коллекции С.Рериха. Это особая история, которая попахивает явным криминальным душком.

Сейчас важнее ответить на вопрос, зачем вообще понадобилось уважаемому г-ну Швыдкому так упорно бороться за собственность, которая ни ему лично, ни государству не принадлежит. Можно было бы объяснить подобное упорство, например, заботой о почитателях творчества Рерихов. Увы, в залах госмузея Востока выставлено всего несколько десятков картин Рерихов. Для оставшихся просто нет места — они пылятся в запасниках. Тогда как сам Святослав Рерих, создавая в Москве общественный музей имени своего отца, рассчитывал, что в нем будет представлено все богатейшее семейное наследие. Так что явно не заботой об интересах ценителей искусства руководствовался г-н Швыдкой.

Зато открылось другое весьма любопытное обстоятельство.

Когда сотрудники МЦР сравнили два списка — из завещания С.Рериха и тех же картин, но из списка, составленного в Музее Востока, выяснилось, что в последнем списке многих картин просто нет. Часть картин отсутствует, часть заменена другими. Юлий Воронцов, президент МЦР, выступая на пресс-конференции перед журналистами, предположил, что г-н Швыдкой прикрывает уголовное дело о пропаже картин: «Видимо, министру важно держать картины подальше от глаз, чтобы скрыть правду об исчезновении уникальных полотен».

К слову сказать, в бытность Швыдкого министром культуры воровство культурных ценностей из ведущих музеев страны обрело характер стихийного бедствия. Только из одного Эрмитажа, как рассказал аудитор Счетной палаты Юрий Болдырев, исчезли десятки тысяч экспонатов. Из крупнейшей Государственной общественно-политической библиотеки на ул. Вильгельма Пика (бывшего Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС) исчезли ценнейшие книги и документы (в том числе из архива Сталина), рыночная цена которых миллионы долларов. Часть архивных документов позже проявилась на торгах в США. Министр культуры, узнав о подобном, по долгу службы обязан, казалось бы, провести ревизию в подведомственных учреждениях, организовать административные расследования. Но нет. Ничего подобного не происходит. Что остается предполагать? Министр покровительствует криминальному бизнесу?

В «деле Рерихов» (точнее было бы сказать — в «деле Швыдкого») речь идет о пропаже как минимум 46 картин. Почему минимум? Потому что их может оказаться и больше, если независимая экспертиза получит доступ к коллекции. Рыночная цена рериховских полотен зашкаливает за 100 тысяч долларов. По крайней мере за такую цену (каждая за $100 тыс.) были выкуплены в прошлом году две картины Н.К.Рериха на аукционе в Нью-Йорке. То есть речь тоже идет о присвоении ценностей на миллионы, десятки миллионов долларов. Объяснимо в таких случаях нежелание Швыдкого передать картины законному владельцу. В этом случае общественность убедится — картины украдены. Объяснимо и нежелание провести независимую экспертизу, которая могла бы дать заключение о сохранности рериховских полотен в Музее Востока. Она отразила бы подлинную заботу экс-министра, ныне главы Федерального агентства по культуре и кинематографии г-на Швыдкого о почитателях творчества выдающихся соотечественников.

Заседание Хамовнического районного суда уже трижды откладывалось. Под разными предлогами представители Минкульта затягивают рассмотрение дела. Очередное заседание должно состояться в конце июля. Ясно, что судьям Хамовнического суда предстоит сложный выбор. Либо пойти на поводу у г-на Швыдкого с его абсолютно необоснованными претензиями на чужую собственность, либо отстаивать свою четкую правовую позицию, обозначенную при первом рассмотрении дела.


Copyright © 2008-2019 Санкт-Петербургское отделение Международного Центра Рерихов
Жизнь и творчество Н.К.Рериха | Выставки | Экскурсии | Научное направление | Защита Наследия Рерихов