Защитим имя и наследие Рерихов - том.3.

Ограбление по-государственному

Россия ждёт миротворцев от культуры?

Ева Гринберг
«Московская немецкая газета», №8(131), апрель 2004 г.

Российская общественная жизнь настолько многолика, что подчас демонстрирует диаметрально противоположные подходы к одной и той же проблеме. Так, в рамках первой конференции «Международного совета российских соотечественников» говорится о необходимости строить отношения с зарубежными диаспорами на основе культурно-исторических связей и традиций России. Планируются торжества по случаю юбилеев и памятных дат. Однако события вокруг наследства Рерихов — другая сторона медали.

Вопиющее беззаконие, проявляемое российскими властями в отношении такого выдающегося соотечественника, каким, без сомнения, является Святослав Рерих, грозит государству скандалом на международном уровне.

Удивительно, что пик противостояния в этом многолетнем конфликте пришелся в год 100-летнего юбилея со дня рождения С.Рериха. В то время, когда в Индии эта дата празднуется с государственным размахом, где подготовкой к торжествам руководит комиссия во главе с премьер-министром Аталом Бихари Ваджпаи, в России, вопреки российско-индийскому договору, подобная структура вообще не создана. Более того, местное чиновничество без каких-либо законных оснований решило экспроприировать богатейшее культурное наследие рериховской семьи, привезенное Святославом Рерихом на родину.

Чем же Рерих так обидел российское государство? Хотя уместно ли так ставить вопрос, если принять во внимание, что он привез на родину культурные ценности — картины, уникальные архивы, библиотеку, коллекцию древних произведений искусства, собранную Рерихами во время экспедиций по странам Центральной Азии, которые сегодня могут быть оценены во многие десятки миллионов долларов? В любой другой стране такой поступок уже гарантирует человеку признание и уважение со стороны общества и уж, как минимум, соблюдение его законных прав на распоряжение собственным имуществом.

Увы, российскую практику в отношении рериховского наследия нельзя назвать иначе, как произвол. Суть дела такова. Еще в советские времена С.Рерих привез в Москву на юбилейную выставку 288 картин — своих и своего отца, Николая Рериха. После окончания выставки он передал их на временное хранение государству, а позже, во времена перестройки, вернул на родину все наследие своей семьи, предварительно заручившись согласием властей на создание Центра-Музея, что принципиально он должен был иметь не государственный, а общественный статус.

«Подчинение Центра Министерству культуры, а тем более Музею искусств народов Востока повело бы к неоправданному, на мой взгляд, заведомому сужению задач и возможностей Центра, — писал Святослав Рерих. — Центр должен, по-моему, обладать значительной независимостью, гибкостью, возможностью функционировать поверх ведомственных барьеров, используя новые, нетрадиционные подходы и напрямую выходя на международное сообщество. (...) Суть концепции Центра-Музея в том, что наиболее оптимальное его функционирование может быть в статусе общественной организации».

Неудивительно, что, говоря о статусе музея, Святослав Рерих взял за основу форму, уже хорошо зарекомендовавшую себя в мировой культурной практике. Она была нова для страны, отказывающейся от устоев тоталитаризма, и в этом смысле С.Рерих заложил первый кирпичик в построение постсоветского гражданского общества в области культуры. Его инициатива получила поддержку М.Горбачева и властей Москвы, и общественному Центру-Музею было предоставлено здание бывшей усадьбы Лопухиных — в аварийном состоянии, которое теперь, после тщательной реставрации, произведенной, кстати, без каких-либо затрат со стороны государства, стало жемчужиной среди столичных музеев.

Когда стало ясно, что у рериховского наследия появилась возможность экспонирования, Святослав Николаевич попросил вернуть принадлежащие ему и находившиеся на временном хранении в Государственном музее Востока 288 картин. Удивительно, но государство вот уже двенадцать лет под разными предлогами отказывается это сделать!

Никаких результатов не дало личное обращение С.Рериха к первому Президенту России Б.Ельцину. А после ухода Святослава Николаевича из жизни эти картины и вовсе были без каких-либо законных оснований росчерком пера директора Государственного музея Востока переведены из временного в постоянное хранение. Между тем у картин есть законный собственник и вовсе не в лице государства! Это Международный Центр Рерихов (МЦР), который имеет все юридически оформленные права на рериховское наследие.

Однако российские госструктуры в упор не хотят признавать документ, отвечающий нормам международного права. Как подтверждают индийские юристы, завещательное распоряжение Святослава Николаевича составлено в соответствии с требованиями законодательства Индии, чьим гражданином являлся Святослав Рерих и на территории которой проживал постоянно. Это означает, что у российских чиновников нет законных оснований оспаривать правомочность этого документа. А когда не действует право, в ход пускается административный ресурс. В судебных инстанциях права МЦР на рериховское наследие подтверждались неоднократно, но в результате вмешательства извне решения судов отменялись, и начинался новый виток этой бесконечной тяжбы.

Последний пример — отмена по надзорной жалобе Министерства культуры РФ решения Хамовнического районного суда Москвы, который признал правомерность получения МЦР наследственного имущества на основании завещания С.Рериха. При этом государство в лице бывшего Министерства культуры так и не смогло подтвердить свои права собственника на рериховское наследие. И когда представители МЦР на судебных заседаниях требовали от чиновников Минкульта предъявить документы, на основании которых государство претендует на культурные ценности, утомленные судьи разводили руками, а один из них, не в силах сдержаться, просто воскликнул: «Что вы к ним пристали! Ну, нет у них документов!»

Без признания завещания С.Peриха ставится под сомнение сам факт существования созданного по его инициативе Центра-Музея. Несколько лет назад Правительство РФ по инициативе Министерства культуры уже издало постановление, согласно которому на базе действующего общественного музея должен быть создан государственный, который перенял бы фонды, полученные МЦР от С.Рериха — решение явно в духе времен октябрьского переворота прошлого века.

Но какой же пример в сохранении и утверждении культурных ценностей являет тот же Государственный музей Востока? За три десятка лет коллекция рериховских картин, являющаяся предметом конфликта, ни разу не выставлялась в полном объеме. Более того, при сравнении списков картин, оставленных МЦР С.Рерихом, и списком Музея Востока выяснилось, что 45 картин из государственного музея бесследно исчезли. Может быть, в этом и кроется такое упорное нежелание отдать коллекцию законному владельцу. Кто знает, где сейчас находятся недостающие полотна из Музея Востока? И может, именно поэтому обращение МЦР по поводу таинственных исчезновений из государственного музея в Счетную палату и Генеральную прокуратуру РФ услышано не было.

Сейчас, когда стала очевидной тупиковость этой ситуации, внутрироссийский, казалось бы, конфликт начинает приобретать международные очертания. Как отметила на недавнем брифинге для российских и иностранных журналистов академик РАЕН, генеральный директор Музея имени Н.К.Рериха, заслуженный деятель искусств РФ Л.В.Шапошникова, несоблюдение воли С.Рериха — «не просто нарушение закона, а злостная борьба против культуры».

Вызывает удивление и то, что российские чиновники от культуры, которые, видимо, считают себя защитниками государственных интересов, не понимают, какой вред наносит их позиция самому государству. Мало того, что предание широкой огласке сути этого противостояния заставит зарубежных соотечественников задуматься, прежде чем делать своей исторической родине дорогостоящие подарки, оно ставит под сомнение стремление властей страны к правовому государству. В последние месяцы известный во всем мире человек, лично знавший Святослава Николаевича Рериха, — многократный чемпион мира по шахматам, глава Попечительского Совета МЦР Анатолий Карпов дважды обращался с открытым письмом к Президенту РФ В.Путину и просил помощи в разрешении конфликта, однако ответ из президентской администрации так и не получил. Теперь Анатолий Карпов намеревается использовать все свое международное влияние и статус посла ООН для привлечения внимания к этому конфликту со стороны ЮНЕСКО и добиться приезда комиссии международных экспертов. Не стоит забывать и о том, что Святослав Рерих имел индийское гражданство, и власти этого государства, дружественными отношениями с которым Россия традиционно дорожит, вполне могут начать отстаивать права своего гражданина. Неужели Россия действительно заинтересована в приезде зарубежных миротворцев от культуры?

Так случилось, что очередной виток конфликта вокруг наследия Рерихов по времени совпал с российско-германским форумом, в рамках которого обсуждалась проблема поиска новых форм культурного взаимодействия двух стран.

Говоря о том, что мешает культурному обмену, и российские, и немецкие участники диалога называли прежде всего старые, отжившие подходы. Российское общество, отмечали они, до сих пор не научилось быть благодарным тем, кто на общественных началах берет на себя заботу о развитии культуры, а государство по-прежнему, как в советские времена, считает себя главным благотворителем. С чего же начать перемены в сфере, значение которой для развития общества трудно переоценить?

Один из участников дискуссии предложил изменить ментальность российской бюрократии. Но это, пожалуй, слишком оптимистичный подход. Пусть для начала она просто научится соблюдать закон.


Copyright © 2008-2019 Санкт-Петербургское отделение Международного Центра Рерихов
Жизнь и творчество Н.К.Рериха | Выставки | Экскурсии | Научное направление | Защита Наследия Рерихов