Защитим имя и наследие Рерихов - том.3.

Ограбление по-государственному

Куда дели Рериха? Загадка музея Востока

Александр Сапсай
Начальник отдела информационного обеспечения и издательской деятельности Управления информации и общественных связей Счетной палаты РФ
Журнал «Финансовый контроль», № 5, май 2003 г.

Коллегия Счетной палаты Российской Федерации под председательством Сергея Степашина приняла решение включить в план работы СП РФ проверку использования коллекции картин Н.К.Рериха и С.Н.Рериха в Государственном музее Востока (ГМВ). Цель – установить фактическое наличие коллекции картин и правомерность использования их ГМВ. С сообщением выступил аудитор Счетной палаты Юрий Воронин.

***

Посмертная судьба великих русских художников Николая и Святослава Рерихов поистине трагична. Кто бы мог подумать, что Счетной палате придется поднимать вопрос о подлинности и сохранности полотен, выставленных в Государственном музее Востока в Москве? Неужели бесценное собрание картин, как и все наследие выдающихся деятелей российской и мировой культуры, переданное в дар еще Советскому Союзу, попросту исчезло?

Слухи о том, что с картинами отца и сына Рерихов не все благополучно, ходят по России (да и за ее пределами) уже много лет. Дальше обсуждения в кулуарах и арт-салонах дело, увы, не шло. И только 16 октября 2002 года дело приняло официальный оборот: президент общественной организации — Международного Центра Рерихов, заместитель Генерального секретаря ООН, Чрезвычайный и Полномочный Посол России Юлий Воронцов и генеральный директор Музея имени Н.К.Рериха Людмила Шапошникова направили полное отчаяния обращение Председателю Счетной палаты РФ Сергею Степашину. В чем же суть проблемы?

В письме говорится, что в 1974 году Святославом Рерихом, к столетию со дня рождения его отца Николая Рериха, в Советский Союз была ввезена коллекция картин. 288 полотен кисти Святослава Рериха и его отца были переданы тогда на временное попечение Министерству культуры СССР для экспонирования.

Перед мысленным взором встают бесконечные очереди на выставку Рерихов в Москве и других городах, столпотворение в залах Академии художеств, в Третьяковке, сотни статей, рецензий, фотографий, радио- и телепередач, десятки километров кинопленки, множество научных конференций, семинаров, встреч. Таким запомнилось возвращение на Родину наших знаменитых соотечественников в 1974 году. О них тогда было известно мало, хотя некоторые картины Рериха-отца хранились в советских музеях.

Николай Рерих покинул советскую Россию в 1918 году и жил за границей — сначала в США, а с 1923 года — постоянно в Индии. Запомнился его портрет работы Святослава — фигура в черном плаще на фоне гималайского пейзажа с крутыми пиками самых высоких в мире гор. Триумфальное возвращение Рерихов на Родину стало возможным прежде всего потому, что партийным идеологам их не в чем было упрекнуть, разве что в вере в Бога. Находясь за рубежом, Рерихи не занимались, как говорили тогда, «антисоветчиной». Николай Рерих, с его исповеданием буддийской философии и надеждами на глобально-мессианскую роль искусства, с 20-х годов вел обширную просветительскую работу по привлечению мировой общественности к делу охраны памятников культуры. Так, на основе выдвинутого им в 1935 году «Пакта Рериха» в Гааге в 1954 г. был подписан Заключительный акт международной конвенции по защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, ставший чрезвычайно актуальным в наши дни — после того как мародерами были разграблены бесценные сокровища багдадских музеев и библиотек. «Пакт Рериха» был ратифицирован многими странами, в том числе и СССР. Широко известны и патриотические выступления Николая Рериха во время Великой Отечественной войны. Заметный вклад он внес в культурное сближение советского и индийского народов, а сотни написанных им в Индии произведений были переданы в дар советским музеям.

Несмотря на это, судьба коллекции картин Николая и Святослава Рерихов, ввезенных в Советский Союз в 1974 году, складывалась довольно странно. 30 мая 1989 года приказом Минкультуры № 234 коллекция «была передана на временное хранение» Государственному музею искусства народов Востока» (ныне Государственный музей Востока).

«Вызывает большое недоумение, почему на протяжении многих лет Министерство культуры РФ, несмотря на многочисленные обращения общественности, в частности, открытые письма видных деятелей культуры и науки, отказывается провести независимую экспертизу указанной выше коллекции картин», — говорится в письме на имя Председателя Счетной палаты РФ Сергея Степашина. «Учитывая общественную и международную значимость данного вопроса, а также то, что он находится в компетенции Счетной палаты РФ, — подчеркивается в обращении Юлия Воронцова и Людмилы Шапошниковой, — просим Вас принять положительное решение о проверке фактического наличия в Государственном музее Востока картин указанной коллекции и соответствие их первоначальным правоустанавливающим документам».

Последняя воля художника

30 января 1993 года в далеком Бангалоре скончался Святослав Рерих.

Осуществится ли последняя воля мастера, связанная с его художественным наследием, которое, по его словам, должно «нести радость людям и в дальнейшем». Речь идет о привезенной в 1974 году в Советский Союз коллекции картин, которая была передана тогда «на временное хранение» Министерству культуры.

Святослав Рерих неоднократно бывал в нашей стране, и каждый его приезд становился заметным событием советской, а затем и российской культурной жизни. В 1974 году Святослав Николаевич едет в Швейцарию и привозит от друга К.Кэмпбелл-Стиббе дарственную на 42 картины русской архитектурной серии своего отца, которую вручает министру культуры СССР. Позже К.Кэмпбелл-Стиббе передает в дар нашей стране еще около ста картин Николая и Святослава Рерихов.

Десятилетием позже Святослав Рерих со своей женой Девикой Рани участвует в трехдневной международной конференции в Москве, посвященной вкладу семьи Рерихов в мировую культуру, а также в открытии юбилейной выставки в связи со 110-й годовщиной со дня рождения отца и своим 80-летием. Эти даты триумфально отмечаются в СССР в течение года. Именно тогда было принято решение о создании Музея имени Н.К.Рериха.

В 1989 году тяжелобольной Святослав Рерих последний раз посещает Москву. Его визит был связан с созданием по его инициативе Советского Фонда Рерихов. Именно Фонду Рерихов Святослав Николаевич незадолго до смерти завещает художественное наследие — свое и своего отца — известную коллекцию картин, предметов искусства, личных вещей, библиотеку и семейный архив.

В дарственной, оформленной 19 марта 1990 года, художник особо указал, что именно Советскому Фонду Рерихов «передаются в составе дара картины», привезенные на Родину в 1974 году и с того времени «находившиеся на попечении Минкультуры СССР». Речь идет о тех самых 288 полотнах, которые потрясли культурную общественность тогда еще великой мировой державы.

Святослав Рерих жил и творил в Индии и, видимо, не совсем хорошо представлял себе новые «свычаи и обычаи», укоренившиеся на его исторической Родине. В частности, «обычаи», связанные с любым договором, в том числе договором дарения. Так, он наивно полагал, что волеизъявления дарителя, как это принято во всем цивилизованном мире, для этого будет более чем достаточно. Эта святая простота стоила в дальнейшем ему и руководству Фонда Рерихов немало сил, средств, нервов и энергии. Время шло, а действий со стороны Министерства культуры по передаче не принадлежащих ему полотен законному владельцу не предпринималось. Поэтому, пытаясь не только ускорить этот бюрократический процесс, но и добиться справедливости, почти год спустя после официального юридического оформления дарственной, устав стучаться в разные кабинеты и ходить по коридорам власти, Фонд Рерихов обращается непосредственно к тогдашнему министру культуры СССР — известному актеру, режиссеру и руководителю Николаю Губенко. Просьба все та же: передать картины их законному наследнику — Советскому Фонду Рерихов, преобразованному впоследствии в Международный Центр Рерихов и зарегистрированному в качестве неправительственной организации при ООН.

Какова же была реакция министра? И поныне поражающий соотечественников своей принципиальностью, бескомпромиссный борец за справедливость, за достойную жизнь россиян, «твердый ленинец» Николай Губенко проявил тогда невиданное спокойствие и удивительную, мягко говоря, отстраненность. Что же помешало ему отстоять волеизъявление мастера с мировым именем? Неизвестно. В итоге бюрократический воз и ныне там, а картины Рерихов — в Государственном музее Востока.

Как следует из письма Юлия Воронцова и Людмилы Шапошниковой в Счетную палату Российской Федерации, на этом мытарства рериховского Центра не закончились. Для дальнейших хождений по мукам, как явствует из обращения, руководителям Центра потребовались известная выдержка, настойчивость и немалые организаторские усилия. Даже беглого взгляда на документы и материалы, приложенные к письму, адресованному Председателю Счетной палаты, достаточно, чтобы убедиться: в поисках справедливости ими было сделано все возможное. Используя свое влияние, авторитет и личные связи, выступали с обращениями к общественности, публиковали статьи в газетах, направляли письма в госучреждения...

Незадолго до смерти в защиту своих юридических, гражданских и просто человеческих прав выступил сам Святослав Рерих, поддержав инициативу основанного им Центра. Узнав о происходящем беспределе, в конце апреля 1992 года Рерих направил письмо Президенту РФ Борису Ельцину. В этом вынужденном обращении к первому лицу Российского государства речь уже в который раз велась о передаче Международному Центру Рерихов картин, которые, как он писал, «незаконно удерживает Музей искусства народов Востока».

Не прошло и года, как свершилось то, о чем мастер так ярко и выразительно сказал языком красок и образов в своей глубоко философской картине «Вечная жизнь»: все приходит и уходит — таков вечный, справедливый закон обновления на земле. Рерих скончался, оставив как память о себе неприметный бугорок осевшей от дождей индийской земли, скромное надгробие с едва различимой надписью и большое количество известных миру картин, передачи большей части которых законному наследнику он при жизни так и не дождался.

«Это наша Родина, сынок...»

Чужеземец не поймет, но россиянин-то знает: чтобы добиться справедливости в нашей стране, нужно жить долго, подобно ворону. Демократические перемены, произошедшие в конце теперь уже прошлого века, либерализовали, но отнюдь не изменили ситуацию с этой извечной формулой жизни нашего отечества. А законный наследник Рерихов — Международный Центр — каждый раз добавлял в и без того длинный перечень своих обращений по поводу правопреемства все более громкие имена, указывая на солидные кресла и высокие инстанции. Но, как видно, напрасно: дело не смогли сдвинуть с мертвой точки даже специальные правительственные решения. Так, поручения Правительства РФ, данные Министерству культуры России в июле 1996-го, апреле, августе, ноябре и декабре 1997-го и в феврале 1999-го годов, были откровенно проигнорированы этим ведомством.

Неизвестно, как бы поступили в аналогичной ситуации чиновники в цивилизованной Европе, но мы ведем речь не о них, а о нас. У нас каждый с детства знает, что все течет и развивается в отечестве своими, неведомыми другим странам, путями. Западные мерки здесь ни к чему хорошему не приводили и не приведут, ибо не помогли Международному Центру Рерихов ни поручения, ни решения, ни письма, ни звонки получить то, что ему принадлежит по закону. И даже широкая поддержка «четвертой власти», ставшей в наши дни влиятельной силой общества, была проигнорирована. Открытые письма деятелей культуры и науки в центральную «Российскую газету» («Картины под арестом?», март 1999 года) и к тогдашнему министру культуры России В.Егорову в газету «Век» (апрель 1999 года); статьи «Кто украл картины Рерихов?» (май 1999 года), «Завещание и наследники» (февраль 2000 года), а также интервью президента Международного Центра Рерихов Юлия Воронцова «Коллекция для узкого музейного круга» (декабрь 2001 года), опубликованные в «Российской газете», ни к чему, кроме как к раздражению и озлоблению чиновников от культуры, не привели.

Однако точку в этой многолетней и изнурительной тяжбе за свои права и права Святослава Рериха Международный Центр ставить не спешил. Его представители — авторитетные ученые, дипломаты, искусствоведы — были хорошо осведомлены о принятой давным-давно мировым сообществом системе цивилизованного разрешения споров. Знали, конечно, они и о том, что Россия настойчиво стремится стать полноправным членом этого сообщества. А потому в апреле 2001 года они обращаются в Арбитражный суд Москвы с иском к Министерству культуры РФ «О возвращении Международному центру Рерихов незаконно удерживаемых 288 картин» и письменным ходатайством «О проведении независимой экспертизы находящихся в Государственном музее Востока картин на предмет их подлинности и сохранности».

Увы, и эта судебная инстанция, несмотря на то, что Минкультуры РФ не представил ей никаких документов, подтверждающих право на владение этими картинами, отказала в удовлетворении исковых требований. Московские арбитры отклонили также письменное ходатайство о проведении независимой экспертизы подлинности и сохранности художественного наследия Рерихов, которое около трех десятков лет назад Святослав Рерих привез в Россию для показа и передал на временное хранение Государственному музею Востока.

Поводом для отказа стало решение столичного арбитражного суда о том, что Международный Центр Рерихов «не является правопреемником Советского фонда Рерихов». Апелляционная инстанция того же суда постановлением от 07.10.2001 г. не изменила этого решения, оставив также без удовлетворения апелляционную жалобу и отказав в проведении экспертизы картин. Федеральный арбитражный суд Московского округа оставил кассационную жалобу без удовлетворения и, соответственно, без изменения решение Арбитражного суда Москвы и постановление его апелляционной инстанции по так называемому делу № А 40-12162/01-84-69 — делу о судьбе и наследии картин Николая и Святослава Рерихов.

Международная общественная организация — Международный Центр Рерихов, как свидетельствует письмо в Счетную палату Российской Федерации, твердо намерена «оспаривать это постановление и добиваться справедливого решения вопроса в Высшем арбитражном суде РФ».

Что же касается вновь поднятого судебными инстанциями вопроса об установлении факта принятия наследства после смерти Святослава Рериха, то эту проблему, внимательно и беспристрастно разобравшись в предоставленных документах, в конечном счете решил Московский нарсуд Хамовнического района, куда центр Рерихов, не удовлетворившись предыдущими решениями, обратился с заявлением. Своим решением от 6 августа 2002 года суд установил «факт принятия международной общественной организацией — Международным центром Рерихов», согласно завещательному распоряжению Святослава Николаевича Рериха от 19 марта 1990 г., «архива и наследства Рериха для Советского фонда Рерихов в Москве», а также всего наследственного имущества». Суд установил и то, что «международная общественная организация Международный центр Рерихов» является правопреемником Советского фонда Рерихов, со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями, предусмотренными действующим законодательством».

В Древнем Риме говорили: «Dura lex, sed lex» — «Закон суров, но он Закон». Тогда так оно и было. Но много воды утекло с тех пор. Строгость российских законов, обязательное следование им вызывает немало сомнений, поскольку при желании, оказывается, их можно легко игнорировать. И пример тому — как вот уже на протяжении тринадцати лет не исполняется воля самого завещателя, которую в цивилизованном мире однозначно принято считать Законом.

Вместо послесловия

Собранные за тринадцать лет документы, касающиеся судьбы полотен отца и сына Рерихов, подаренных Международному Центру Рерихов, стали сегодня не предметом архивного исследования, а обстоятельного изучения инспекторским составом по контролю расходов на социальную сферу и науку под руководством аудитора Счетной палаты РФ Юрия Воронина.

Принимая решение провести «проверку использования коллекции картин Н.К.Рериха и С.Н.Рериха в Государственном музее Востока», Коллегия Счетной палаты ставила целью изучить правомерность ее использования государственным культурным учреждением.

В этой связи инспекторам Счетной палаты, в соответствии с требованиями Закона «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» и других нормативно-правовых документов, регламентирующих деятельность Государственного музея Востока, предстоит проверить их соблюдение музеем, а также выяснить вопрос о наличии лицензии на осуществление такой деятельности. Инспекторы СП РФ проверят также нормативные правовые акты, касающиеся передачи на хранение Государственному музею Востока уникальной коллекции картин Николая и Святослава Рерихов.

Планируется тщательно проверить все документы по ведению бухгалтерского учета и отчетности в ГМВ, связанные с находящимися на хранении музея рериховскими полотнами. Особое внимание при этом будет уделено порядку учета, обеспечению сохранности, содержанию и использованию коллекции отца и сына Рерихов, а также наличию охранных обязательств и договоров с материально ответственными лицами.

Инспекторам Счетной палаты РФ, имеющим за плечами немалый опыт подобной работы, предстоит досконально изучить и коммерческую составляющую деятельности Государственного музея Востока, что в условиях рынка в стране имеет едва ли не первостепенное значение. В частности, будет проверено наличие договоров с организациями на проведение выставок коллекции картин Николая и Святослава Рерихов, включая международные, а также соблюдение при их заключении требований Гражданского кодекса и Закона РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей».

Возможно, это и будет отгадкой на загадку, которая вызвала недоумение у руководства Международного Центра Рерихов и одновременно ответом на вопрос, почему на протяжении многих лет, несмотря на многочисленные обращения общественности, так и не была проведена независимая экспертиза.

К контрольному мероприятию в Государственном музее Востока специально привлечены независимые эксперты — видные отечественные специалисты по проблемам искусствоведения, хорошо знакомые с творчеством и манерой письма Николая и Святослава Рерихов.

О результатах этого, не столько искусствоведческого, сколько финансового расследования мы расскажем в ближайших номерах «ФК».


Copyright © 2008-2019 Санкт-Петербургское отделение Международного Центра Рерихов
Жизнь и творчество Н.К.Рериха | Выставки | Экскурсии | Научное направление | Защита Наследия Рерихов