Защитим имя и наследие Рерихов - том.3.

Ограбление по-государственному

Слушается дело о наследии…

Наталия Колесникова
«Парламентская газета», 21 июня 2001 г.

Многолетние споры, ведомственная переписка, коллективные письма за подписями многих авторитетных (ныне, увы, уже покойных) людей в высокие инстанции и обнадеживающие, но опять же — увы! — несостоятельные ответы. Суд, наконец… Однако и его решение не стало точкой в этом поистине беспрецедентном деле. Стороны полны решимости продолжать борьбу. А суть ее такова.

В 1974 году Святослав Николаевич Рерих, младший сын покойного художника и ученого, привез в Москву из Индии 288 картин своих и отца. В связи со столетним юбилеем Николая Рериха, отмечавшимся в том году, картины широко экспонировались на передвижных выставках. Возвращаясь из России в Индию, Святослав Николаевич заявил о своем желании оставить эти произведения на Родине. И они были переданы на временное хранение в Государственный музей Востока. Надо сказать, что статус государственного вызвал у Святослава Николаевича тревогу за судьбу своего наследия. К тому у него были основания: с начала 70-х годов он обращался с просьбами к руководителям советского государства принять у него в дар наследие семьи, но ответа не получал. Это побудило его обратиться к российской общественности, к людям, которых он лично знал, которым доверял, с предложением о создании фонда, носящего имя Рерихов. В 1989 году Фонд был создан.

В марте 1990 года Святослав Рерих передал в дар Фонду, получившему через некоторое время статус Международного, наследие свое и родителей — более 400 картин (они находятся теперь в Центре-Музее имени Н.К.Рериха), архив семьи, библиотеку, личные вещи… В дар были включены и те 288 картин, что привезли из Индии в 1974 году, они по-прежнему находились на попечении Министерства культуры.

Прошло еще немало времени, пока у Фонда появились свои музейные залы и возможность экспонировать и хранить картины. Это сейчас великолепно отреставрированная старинная усадьба в центре Москвы выглядит так, словно специально была задумана как музей, а еще несколько лет назад здесь были развалины…

Известно, однако, что ничего нет более постоянного, чем временное. Музей Востока так привык к переданному на временное хранение богатству, что стал считать его своей собственностью. Пока Святослав Николаевич был жив, он неоднократно напоминал российскому правительству о том, что его желание неизменно: наследие должно находиться в руках общественной организации. Никто из сильных мира сего вроде бы и не возражал, но и выполнять волю дарителя не спешил…

В 1993 году Святослав Рерих скончался. После его смерти спор о наследии приобрел еще более ожесточенный характер. На основе Советского Фонда Рерихов был создан Международный Центр, зарегистрированный Минюстом. Напрасно вице-президент МЦР Л.Шапошникова обращалась к пяти (!) министрам культуры, к трем вице-премьерам: министры ее атаки отбивали, а вице-премьеры — Б.Немцов и В.Матвиенко — ее ходатайства поддерживали, но… Залы, в которых могли бы разместиться картины, скрытые от глаз людских в хранилищах Музея Востока, по-прежнему либо пустуют, либо заняты временными выставками. Музей Востока демонстрирует полученное богатство редко и небольшими порциями. Ситуация, заставляющая вспомнить собаку на сене…

Несколько слов о хранении картин. По свидетельству специалистов, произведения содержатся в условиях далеко не идеальных: в сырых помещениях церкви, служащей складом. Впрочем, несмотря на сырость, коллекция «усохла»: из 288 картин осталось 282 — куда делись шесть, неясно… Между тем, как аргумент в споре за наследство, Музей Востока пытался выдвинуть тезис, что у рериховцев нет достаточно надежной охраны. Однако каждый, кто приходит в Центр Рерихов, может убедиться в том, что там охраняется буквально каждая щель: повсюду стоят внушительного вида непреклонные ребята, без их санкции в эти метровой толщины стены муха не проникнет! Министерство культуры, отстаивающее интересы своего музея, нашло еще аргумент: у рериховцев нет реставрационных мастерских. На что последовало возражение: постоянные мастерские Центру не по карману, но реставрационные работы ведутся мастерами на договорных началах.

Казалось бы, аргументы исчерпаны — и юридически, и этически (исполнение воли покойного на Руси всегда было свято), произведения Рерихов должны быть возвращены по принадлежности. И все-таки дело дошло до суда. Центр Рерихов долго колебался, пока решился прибегнуть к этой мере, но не потому, что сомневался в своей правоте, просто надеялся решить вопрос мирным путем.

В конце мая заседание Московского арбитражного суда состоялось. Оно длилось достаточно долго, поскольку сторона истца подробно изложила свои аргументы, которые были, казалось бы, внимательно выслушаны. Тем удивительнее показалось присутствовавшим в зале журналистам и немногим представителям общественности решение, вынесенное арбитрами: в удовлетворении иска отказать.

Но как уже говорилось, точка в споре не поставлена. Святослав Николаевич Рерих не зря предупреждал тех, кому завещал хранить наследие своей семьи: «Многие организации и люди непременно будут просить и требовать какие-либо части наследия… Мы, однако, должны проявлять твердость и стремиться к тому, чтобы наследие сохранило свою целостность…». Он знал, что доверил хранение людям честным, мужественным и упорным. Президент Международного Центра Рерихов, много лет проработавший послом в Индии Ю.Воронцов и вице-президент Центра, директор Музея имени Н.К.Рериха Л.Шапошникова полны решимости отстоять у государства то, что было завещано общественности. Впереди следующая судебная инстанция. Или — инстанции…


Copyright © 2008-2019 Санкт-Петербургское отделение Международного Центра Рерихов
Жизнь и творчество Н.К.Рериха | Выставки | Экскурсии | Научное направление | Защита Наследия Рерихов